Дневник-воспоминания унтер-офицера Е.Х. Гусева

3 февраля 2014 - Администратор
article70.jpg
 Вологодский ЛАД № 2/2007.
 Дневник-воспоминания унтер-офицера Е.Х. Гусева.
 Публикуемые дневники представлены Дмитрием Евгеньевичем Гневашевым.
 Вступление, подготовка к печати, подбор иллюстраций – Сергей Павлович Белов.
 Мобилизация, 18 июля 1914 года. Летом 1914-го года, июля 18-го дня, я огребал сено на ручье в поле, которое у Голенева, и вот я очень спешил, потому что был я один, жена была больная после родов. У нас жил мальчишко Петрушка в качестве няньки.
            Вдруг прибегает этот Петрушка ко мне на покос и говорит: «Дядюшка, тебя требует полицейский». Я говорю: «Зачем?» Он говорит, что полицейский требует немедленно, не знаю зачем. Потом я слышу голос моей жены, она идет и плачет во всю голову. Спрашиваю: «Что такое?» Отвечает: «Ой, Еня, милый, всех солдат требуют на войну. С кем же я останусь? Как буду жить? Работать некому, сама больная, ребятишки маленькие».  Я ей говорю, что меня, наверно, не возьмут, потому что я состою во втором разряде запаса. Потом мы вместе с женою пошли в деревню, а там уже было приколочено объявление, что весь запас как первого, так и второго разряда, призывается на действительную службу и должны сегодня же в три часа ночи быть в своих волостных правлениях.
            Тут сердце у меня упало. Вся мрачная перспектива встала у меня перед глазами. Бедные дети, бедная жена, что они будут без меня делать, как будут жить?! Один я в семье работник, и того отнимают. Посмотрел я на своих малюток, и слезы полились из глаз. Потом я еще съездил за сеном два раза, выпряг лошадь, пришел к себе в дом. «Ну,- говорю,- давай, Саня, помолимся Богу. Недолго мне с тобою жить, разлучают нас». И оба встали пред иконами на колени и залились слезами.
            Господи! Неужели я больше не увижу родных детей и дорогую жену?! Потом я говорю: «Ну, Саня, приготовь мне белье и поставь самовар. Попьем чаю, и отправлюсь я туда, куда требует меня начальство». Собрались все соседи, и все сожалели. Отправлялись со мною из деревни Дмитрий Константинов и Александр Иванов.
            Когда пили чай, Пашутка сидел рядом со мной, он как-то затуманился, зажурился.
            Спрашивает меня: «Что, тятенька, дом-то большой на войне?» И потом просил, чтобы я привез яблоков по возвращении с войны. Он долго сидел рядом со мной и наконец заснул. Я отнес его на постельку. Катя тоже спала, я со слезами благословил их, в то же время думая: «Господи, верни обратно живым и невредимым для этих маленьких крошек!» Потом благословил мя божатко иконою, я попрощался с соседями. Жена бросилась мне на шею с рыданиями, я насилу оторвался. И вот подвода, назначенная для сопровождения нас, подъехала к моему дому. Сели мы в телегу и, напутствуемые словами: «Спаси вас, Господи, верни вас, Царица небесная, живых и невредимых», - поехали в волостное правление. Жена провожала меня до Соколова.
            19-го июля из волости на подводах мы отправились в свой уездный город. Тут мы прожили три дня, а 22-го июля уже ехали по железной дороге. Мы были назначены в 296-й Грязовецкий полк. Проезжали Вологду, Череповец, Тихвин и Петроград. В Петроград приехали мы утром 26-го июля. Остановили нас на Николаевском вокзале, а потом передаточно нас перевели на Балтийский путь, сделали остановку и погнали нас на обед по Лиговке. Улица не очень широкая. Шестиэтажные каменные дома тянутся сплошной стеной. Массы народа движутся во всех направлениях. Трамвайные вагоны, извозчики, стук, шум, грохот сразу поразили нас. Обеду для нас не было. И мы поехали на Петергоф. В это время, когда мы проезжали, из окон домов, с фабрик и гуляющая публика – все махали платками и кричали «ура», подъем духа чувствовался необычайный. Все с ненавистью говорили о немецком коварстве и о всех зверствах, которые творили немцы. У каждого человека в руках была газета: пешеход ли то был, или же ехал на трамвае, на извозчике, на автомобиле – все читали газеты. Газетчики прямо осаждались публикой, газеты брались нарасхват.
            26-го июля к вечеру мы приехали в Старый Петергоф. От Петрограда до Старого Петергофа 4 станции: первая – Лигово, вторая – Сергиево, третья – Стрелка (скорее Стрельна; авт.), четвертая – Новый Петергоф.
            Старый Петергоф – город дачный. Домов не видно – все утопает в зелени садов. Большие парки устроены по берегу финского залива. Масса фонтанов и статуй украшают парк. Есть дворец Государя императора. Есть очень роскошные дачи с куполообразными кровлями, со шпицами. Город тихий и уютный.
            Пригнали нас в драгунские казармы, но на время поместили в драгунском манеже. Это большое каменное здание, в котором были ранее занятия на конях.
            Когда с Девятковым вошли мы в манеж, то сразу даже ошеломил нас шум, который тут был. Более тысячи человек лежали и сидели на нарах. Говор, смех, крики – все это сливалось в какой-то невообразимый хаос. А дым от курения носился целыми облаками. Тут мы пробыли три дня. Здесь же мы получили обмундирование и назначение во 2-ю роту.
            Затем нас перевели в казарму, которую занимали драгуны, они уже до нас были отправлены на позицию. Казармы каменные, трехэтажные. Сделаны для размещения четырех эскадронов. В нижнем этаже – кухни, столовые и отхожие места; во втором этаже поместились мы, то есть вторая рота.
            Ежедневно нам производили занятия: три раза ходили на стрельбу, потом в августе ходили на месяц на охрану окопов, которые вырыты для защиты Петрограда по берегу Финского залива. На окопах работали тысячи народа за хорошую плату. Чернорабочий получал 1 р. 75 коп., а плотник – 2 р. 50 коп. Пища нам на охране была хорошая: мяса вволю, хлеб же продавали, сахару тоже выдавали достаточно. Когда мы еще были на охране, нашего полка четвертый батальон отправили на позицию.
            Стали и мы подумывать, что и нас ожидает та же участь.
            19-го сентября возвратились с охраны окопов.
            20-го сентября мы исповедались и причащались святых Христовых тайн.
            22-го сентября мы утром стояли на занятии. Вдруг приходит батальонный командир, поздоровался, потом говорит: «Вот, братцы, ротные командиры тянули жребий, и досталось, что первые взводы должны ехать на позицию на пополнение разбитых частей, и потому, братцы, поздравляю вас с походом». «Покорнейше благодарю», ответил первый взвод. «Ну, а теперь идите обедать, а в три часа – молебен и отправка на вокзал».
            23-го сентября нужно было послать 50 человек за лошадями в Петроград. Я охотно поехал в Петроград. Туда ехали на поезде железной дороги, приехали на Балтийский вокзал. Идти нужно было на Марсово поле. Шли Вознесенским проспектом, Морской улицей, мимо Исаакиевского собора, мимо Зимнего дворца и по Миллионной улице. Вышли на Марсово поле. Тут стоят казармы лейб-гвардии Павловского полка. Получили мы тут лошадей и верхами поехали обратно. Ехали Садовой улицей. Улица очень хорошая, большие красивые дома, золоченые вывески магазинов. А сколько движения по этой улице, Господи Боже мои, мы с трудом проехали! Трамвай, легковые извозчики, масса на автомобилях, одним словом, кипит, как в котле. Проезжали мимо Путиловского завода. Громадный завод, на котором отливают пушки и живут тысячи рабочих.
            4-го октября нашей 74-й дивизии производил смотр Государь император на Кавалерийском (скорее Кадетском; авт.) плацу под Новым Петергофом.
            Когда мы построились в резервном порядке, то со станции подъехал верхом на лошади Государь император в сопровождении свиты и казачьего конвоя. Здоровался Государь с нами словами: «Здравствуйте, братцы». После ответа: «Здравия желаем, Ваше Императорское Величество!», - мы долго кричали несмолкаемое «ура», лицо у государя было опустившимся и казалось утомленным. После этого Государь пропустил нас два раза церемониальным маршем и изволил говорить нам свое царское «спасибо, братцы».
            1-го октября ездил гулять в Петроград. Ходил на Невский проспект, видел памятники Суворову и Барклаю де Толли. Проходил Аничковым мостом с громадными статуями на конях через Фонтанку.
            Потом был у собора Исаакия Долматского: огромные колонны окружают собор. Я измерил в одну сторону ширину здания и намерял 144 шага. Окраска серая, неприветливая. Купол наверху громадный. Потом был у памятника Петру Великому на коне и с венком на голове, видел здания Сената и Святейшего Синода. Видел также памятник Александру Третьему и памятник Екатерине Второй. Высокая колонна на Дворцовой площади, охраняют старые ветераны в живописной форме, золотая рота. Видел Неву и мост через нее.
            6-го октября вечером после ужина пошел к товарищу Дмитрию Девяткову. Он был в команде связи, а помещалась команда связи в том же здании казармы, только в другом конце и в нижнем этаже. Вот только я спустился в нижний коридор, как навстречу мне бежит Девятков. Первые слова были: «Гусев, пойдем баб наших встречать! Они сейчас приедут с одиннадцатичасовым!» Я удивился и обрадовался такой неожиданности. «Кто тебе сказал, что приедут?» - спросил я. «Сказал мне Сизов. Он их видел на вокзале в Вологде, пойдем скорее». Я побежал к фельдфебелю, чтобы он отпустил на станцию. Он мне написал записку до позднего времени, и мы с Дмитрием побежали на станцию. Прибежали мы еще за полчаса до прихода поезда и стали с нетерпением ждать. Вот ударил колокол, извещая, что поезд вышел со станции Новый Петергоф. Мы стали смотреть по рельсам. Вдали показались огни паровоза, все ближе, ближе, наконец, поезд втянул все вагоны и остановился. Захлопали дверцы вагонов. Пассажиры стали быстро выходить. Вот прямо против нас вышли из вагона две женщины, и я сразу же узнал тоненькую фигуру моей жены. Встреча была неожиданной и радостной, хотелось поскорее узнать об доме, об детях, ведь три месяца не виделись. Саня гостила у меня четыре дня, а потом я проводил ее на станцию и со слезами простился. «Господи, - думалось мне, - неужели больше никогда не увижу?» Уехала она 10-го октября.
Страницы: 1 2 3 4 5 6
Комментарии (4)
Romantik # 13 октября 2014 в 13:25 0
Георгиевские кавалеры полка.
Полный Георгиевский кавалер Семенов Алексей Семенович.
Подпрапорщик, и. д. младшего офицера, Алексей Семенович Семенов, происходит из крестьян Псковской губернии, Опочецкого уезда, Жандринской волости, деревни Тарасова Гора, родился 17 марта 1875 г., православный, женат, имеет одного сына.
На военную службу был призван в 1896 году в г. Опочке и, по отбытии воинской повинности в 1-м Финляндском Стрелковом полку, в 1900 году был уволен в запас старшим унтер-офицером.
Когда началась Русско-Японская война, поступил в 1904 г. добровольцем в ряды войск, где проходить службу сперва в 11 Восточно-Сибирском, а потом в 21-м Восточно-Сибирском Стрелковом полках. Был трижды ранен в сражениях и удостоился награждения знаками отличия Военного Ордена Святого Георгия 4-й степени № 146.259,3-й степени № 27.734, 2-й степени № 2.683, за боевые подвиги. Был по ранениям вовсе уволен от службы, без зачисления в запас и ополчение. Поступил на должность служителя при ИМПЕРАТОРСКИХ Эрмитаже и Александринском театре.
В начале 1915 г. поступил добровольцем в Пехотный Грязовецкий полк, с которым и участвует во всех боевых столкновениях Великой Войны, сперва в качестве нижнего чина, а затем, вскоре после зачисления в полк, в чине Подпрапорщика, на правах младшего офицера. Награжден Георгиевским крестом 1-й степени № 2.853.
Обстоятельства боевой жизни, при которых Подпрапорщик Семенов получил свои отличия, он описывает следующим образом:
"18 августа 1904 г. в бытность в 11-м Восточно-Сибирском Стрелковом полку, участвуя в бою под Ляояном вместе со своей (8) ротой, в чине старшего унтер-офицера, я был ранен в голову и в руку и остался в строю, за что и получил знак отличия Военного Ордена 4-й степени. В том же сражении был снова тяжело ранен в голову и по выздоровлении зачислен в 21 Восточно-Сибирский Стрелковый полк.
В последних числах сентября того же года, при отступлении полка через Сандулинский перевал, находился в заставе за старшего и отразил японскую атаку и взял в плен 5 кавалеристов, за что был награжден знаком отличия Военного Ордена 3-й степени.
2-ю степень знака отличия получил, командуя взводом 40 охотников 21 Восточно-Сибирского Стрелкового полка, при атаке 25 декабря 1904 г. наблюдательного пункта на Сахарной Сопке по приказанию начальника дивизии генерала Данилова. Сахарная Сопка была взята, защитники ее переколоты и 8 человек с одним офицером взяты в плен. Из 40 охотников лишь 13 человек остались в строю.
В Великую Войну Семенов 7 февраля 1915 года находился ординарцем при начальнике дивизии генерале Шипове, около села Красно, близ Карпат в Галиции. Пехотному Грязовецкому полку было поручено взять Красно. Стоявшему в 12-ти верстах пехотному Березинскому полку предстояло занять соседнее село Небшо.
Неприятель в составе полутора корпусов австрийцев и германцев занимал окружающее положение. Развивая ураганный огонь из 8 батарей и пулеметов, неприятель грозил совершенно отрезать немногочисленные наши части, которые несли огромные потери. Положение было критическое, так как наши полки совершенно не были в связи. Видя такое затруднительное положение своей дивизии генерал Шипов вызвал охотника для того, чтобы произвести разведку обстановки боя около села Красно: Семенов вызвался выполнить это поручение. Пришлось идти версты четыре под сильнейшим орудийным и ружейным огнем. Между тем село Красно было взято Грязовецким полком, который, однако, понес такие потери в составе офицеров и нижних чинов, что удержаться на занятой позиции было совершенно немыслимо. "Выяснив такое исключительно тяжелое положение своего полка, я поспешил вернуться к начальнику дивизии. Пространство, по которому мнe пришлось идти, густо засыпалось снарядами противника, но мне удалось благополучно его миновать, и около деревни Ледяны я повстречал начальника дивизии, шедшего ко мне навстречу, и доложил ему о ходе боя. Начальник дивизии, которому доставленные мною сведения были чрезвычайно важны, так как они вполне выяснили расположения неприятельских и наших сил, горячо благодарил меня за успешное выполнение данного мне приказания, представил к награждению Георгиевским крестом 1-й степени и утвердил и. д. младшего офицера 12-й роты моего полка".
Скромный подвиг Семенова дал очень важные результаты: благодаря удачно и своевременно доставленному донесению, удалось обнаружить силы неприятеля, и во время подоспевшие подкрепления в составе двух дивизий помогли развить достигнутый успех и не только удержать занятые позиции, но разбить на голову полтора корпуса австро-германцев, часть которых была взята в плен, а остальные бежали.
Доблестная служба Семенова еще весьма поучительна и в другом отношении. Семенов, как было указано выше, по ранении уволен после японской войны в чистую, но его боевая натура не дает ему сидеть дома и пользоваться благами мирной жизни, не дает ему наслаждаться уютом выгодной покойной службы при ИМПЕРАТОРСКИХ Театрах. В нем бое¬вой герой Японской войны берет верх над всеми этим мирным покоем и Семенов опять просится на боевую службу, в строй, под пули. Его зачислили в пехотный Грязовецкий полк и он попадает под команду своего храброго отца-командира прошлой компании, тогда командира 21-го Восточно-Сибирского Стрелкового полка Флигель Адъютанта Шипова ныне начальника дивизии генерал-лейтенанта георгиевского кавалера этой войны. Вновь привелось Семенову попасть под начало обожаемого начальника и тем еще больше в лице Семенова в его личной любви к боевому командиру связываются доблести героев минувшей войны и этой: связь столь драгоценная и святая в любви к Родине и возлюбленному Государю, которая проходит яркой нитью чрез всю Русскую историю. Связь славных подвигов героев минувших войн с храбрыми деяниями подрастающих поколений.
П. Белавенец.
«Герои и трофеи Великой Народной войны», выпуск 3, 1916 г.
http://medalirus.ru/georgievskie-kavalery/semenov-aleksey-semenovich.php
Romantik # 13 октября 2014 в 13:48 0
ПОГОРЖЕЛЬСКИЙ Александр
Romantik # 13 октября 2014 в 13:52 0
Погоржельский Александр Казимирович.
ВП по ВВ 07.07.1904 года. Переводятся: в пехотные полки: по пехоте: пехотных полков: в 148-й Каспийский: 312-го Березинского: подпоручик Погоржельский. (РИ № 148 от 08.07.1904 г.).
ВП по ВВ 10.09.1904 года. Производятся за выслугу лет, со старшинством: по пехоте: пехотных полков:
148-го Каспийского: из подпоручиков в поручики: Погоржельский – с 1-го сентября – 1904 года. (РИ № 199 от 11.09.1904 г.).
ВП по ВВ 05.03.1906 года. Утверждается пожалование, за отличие в делах против японцев: орденов: Святой Анны 4-й степени с надписью «За храбрость»: поручикам: пехотных полков: 148-го Каспийского – Александру Погоржельскому.
Святого Станислава 3-й степени с мечами и бантом: поручикам: пехотных полков: 148-го Каспийского – Александру Погоржельскому.
ВП по ВВ 10.09.1908 года. Производятся: за выслугу лет, со старшинством: по пехоте: пехотных полков: 148-го Каспийского: из поручиков в штабс-капитаны: Погоржельский – с 1-го сентября – 1908 года.
Окончил войну подполковником. Перешел на службу в РККА (военруком). В 1930-х годах - преподаватель Осоавиахима. Репрессирован в 1931 году по делу «Весна» («каспиец»).
Romantik # 13 октября 2014 в 13:55 0
Никифоров Николай Иванович.
ВП по ВВ 17.11.1900 года. Производятся: из подпрапорщиков в подпоручики, со старшинством с 01.09.1900 года: по пехоте: пехотных полков: 148-го Каспийского, Никифоров.
ВП по ВВ 10.09.1904 года. Производятся за выслугу лет, со старшинством: по пехоте: пехотных полков:
148-го Каспийского: из подпоручиков в поручики: Никифоров, с 1-го сентября 1904 года. (РИ № 199 от 11.09.1904 года.).
ВП по ВВ 10.03.1907 года. Государь Император Всемилостивейше соизволил пожаловать ордена:
Святого Станислава 3-й степени: поручикам: пехотных полков: 148-го Каспийского – Николаю Никифорову.
ВП по ВВ 10.09.1908 года. Производятся: за выслугу лет, со старшинством: по пехоте: пехотных полков: 148-го Каспийского: из поручиков в штабс-капитаны: Никифоров, с 1-го сентября 1908 года.
ВП по ВВ 06.12.1911 года. Государь Император Всемилостивейше соизволил пожаловать ордена:
Святой Анны 3-й степени: штабс-капитанам: пехотных полков: 148-го Каспийского – Николаю Никифорову.
С началом 1-й мировой войны был переведен в 296-й пехотный Грязовецкий полк.
Описание подвига на орден Святого Георгия 4-й степени. Высочайшим приказом от 9-го сентября 1915 года он был награжден – «За то, что 12-го Февраля 1915 года при обороне м. Рознатов, когда под натиском превосходных сил австрийцев, наши части, понеся большие потери, дрогнули и стали отходить, собрал роты 3-х полков, привел их в порядок и сам повел в атаку против австрийцев, уже захвативших юго-западную окраину Рознатова. Противник не выдержал атаки и поспешно отступил, тогда Капитан НИКИФОРОВ, укрепившись на окраине Рознатова, удерживал ее за собой до подхода подкрепления, после чего австрийцы были обойдены с обоих флангов и все положили оружие».

← Назад

Интернет-проект "Честь имею"/Военный Петергоф. kaspiec.148@mail.ru. 8 (916) 509-01-59