Список (по старшинству в чинах) — 11 марта 2019
Форма 12.
Список
(по старшинству в чинах)
Генералам, штаб и обер-офицерам и классным чиновникам
3-го пехотного запасного батальона.
К 15 апреля 1915 года.
1. Полковник Александр Константинович Попов.
Командир батальона с 14 сентября 1914 года. В 1-й роте.
Родился 1854 года июля 17. Православного вероисповедания. Сын священника. Уроженец Вятской губернии. Образование: общее – окончил Вятскую духовную семинарию; военное – в Казанском пехотном юнкерском училище, по 2-му разряду.
Нижним чином с 1871 года декабря 17.
Прапорщик с 28 февраля 1877 года.
Подпоручик с 12 ноября 1877 года со старшинством с 10 июня 1877 года.
Поручик с 24 декабря 1879 года.
Штабс-капитан с 18 июля 1887 года со старшинством с 15 марта 1887 года.
Капитан с 15 июня 1896 года со старшинством с 15 марта 1896 года.
Подполковник с 24 декабря 1904 года со старшинством с 5 октября 1904 года.
Полковник с 31 марта 1911 года со старшинством с 6 декабря 1910 года.
Генерал-майор с 31 декабря 1913 года.
В отставке с 4 апреля по 14 сентября 1914 года.
Участвовал в кампании 1877-1878 годов. В боях был, ранен и контужен не был. В походе находился в кампанию 1905 года.
Женат.
Награды: ордена: Святого Станислава 3-й степени с мечами и бантом (в 1877 году); Святой Анны 3-й степени с мечами и бантов (в 1878 году); Святого Владимира 3-й степени (в 1913 году).
Подполковники:
2. Василий Дмитриевич Черноног.
Помощник командира батальона с 19 марта 1915 года. В 1-й роте.
Родился 1871 года марта 31. Православного вероисповедания. Из казаков Черниговской губернии.
Образование: общее – в Прилукской казенной гимназии; военное – в Чугуевском пехотном юнкерском училище по 2-му разряду.
Нижним чином с 1890 года января 31.
Подпоручик с 13 марта 1895 года.
Поручик с 1 мая 1899 года.
Штабс-капитан с 1 мая 1903 года.
Капитан с 13 июня 1911 года со старшинством с 13 марта 1897 (?) года.
Подполковник с 31 декабря 1914 года со старшинством с 28 сентября 1914 года.
Участвовал в настоящей войне, в сражениях был ранен и контужен. Эвакуированный 3 категории 1-го стрелкового полка.
Женат. Сын (13 лет).
Награды: в 1914 году - чин подполковника; ордена: Святого Станислава 2-й степени с мечами и бантом (в 1915 году); Святой Анны 3-й степени (в 1913 году).
3. Николай Николаевич Акинфиев.
Начальник хозяйственной части с 12 февраля 1915 года. В 1-й роте.
Родился 1864 года августа 15. Православного вероисповедания. Из дворян Рязанской губернии.
Образование: общее – в Орловском Бахтина кадетском корпусе; военное – во 2-м военном Константиновском училище по 1-му разряду.
Нижним чином с 1883 года сентября 1.
Подпоручик с 7 августа 1885 года со старшинством с 14 августа 1884 года.
Поручик с 13 августа 1888 года со старшинством с 14 августа 1888 года.
Штабс-ротмистр с 29 июня 1896 года со старшинством с 6 декабря 1895 года.
Ротмистр с 6 декабря 1896 года.
Переименован в капитаны с 5 июня 1897 года.
Подполковник с 4 августа 1908 года.
В кампаниях не участвовал.
Женат. Жена лютеранского вероисповедания, уроженка Харьковской губернии.
В запасе с 5 июня 1897 года по 15 июня 1900 года.
То же с 16 ноября 1900 года по 8 апреля 1905 года.
То же с 6 июня 1906 года по 4 августа 1908 года.
В отставке с 4 августа 1908 года по 3 февраля 1915 года.
Капитаны:
4. Владимир Петрович Астрецов.
Командир 4-й роты с 27 февраля 1915 года. В 4-й роте.
Родился 1868 года декабря 27. Православного вероисповедания. Из потомственных дворян Калужской губернии.
Образование: общее – во 2-м кадетском корпусе; военное – в 1-м военном Павловском училище по 2-му разряду.
Нижним чином с 1888 года сентября 1.
Подпоручик с 10 августа 1890 года.
Поручик с 24 июня 1896 года со старшинством с 10 августа 1894 года.
Штабс-капитан с 24 июня 1899 года со старшинством с 10 августа 1898 года.
Капитан с 29 сентября 1905 года со старшинством с 10 августа 1902 года.
Участвовал в кампании 1904-1905 гг. и настоящей войне. В сражениях был, ранен. Эвакуирован, 3 категория, 197-го пехотного Лесного полка.
Женат. 2 сына: 8 и 6 лет.
Награды: ордена: Святого Станислава 3-й степени с мечами и бантом (в 1904 году); Святой Анны 3-й степени с мечами и бантом (в 1914 году).
5. Владимир Михайлович Терехов.
Командир 7-й роты с 10 февраля 1915 года. В 7-й роте.
Родился 1869 года декабря 24. Православного вероисповедания. Из потомственных дворян Псковской губернии.
Образование: общее – в Полоцком кадетском корпусе; военное – в 3-м военном Александровском училище по 1-му разряду.
Нижним чином с 1889 года сентября 1.
Подпоручик с 5 августа 1891 года со старшинством с 10 августа 1890 года.
Поручик с 1 апреля 1895 года со старшинством с 10 августа 1894 года.
Штабс-капитан с 8 октября 1900 года со старшинством с 6 мая 1900 года.
Капитан с 17 июля 1904 года со старшинством с 10 августа 1902 года.
В настоящую войну, в сражениях не был, ранен и контужен не был. Эвакуирован, 3 категория, 3-го Финляндского стрелкового полка.
Женат.
Награды: орден: Святой Анны 2-й степени (в 1906 году).
6. Михаил Людвигович Любер.
Командир 3-й роты с 28 февраля 1915 года. В 3-й роте.
Родился 1876 года октября 27. Православного вероисповедания. Из мещан Бессарабской губернии.
Образование: общее – в Кишиневском реальном училище окончил полный курс; военное – в Московском военном училище по 1-му разряду.
Нижним чином с 1898 года сентября 30.
Подпоручик с 9 августа 1900 года со старшинством с 9 августа 1899 года.
Поручик с 10 сентября 1904 года со старшинством с 9 августа 1903 года.
Штабс-капитан с 27 сентября 1905 года со старшинством с 27 сентября 1905 года.
Капитан с 25 марта 1914 года со старшинством с 27 сентября 1909 года.
Участвовал в кампании 1904-1905 гг. в сражении был контужен. В настоящую войну в сражениях был, ранен и контужен не был. Эвакуирован, 3 категория, 148-го пехотного Каспийского полка.
Женат.
Награды: ордена: Святой Анны 4-й степени с надписью «За храбрость» (в 1905 году); Святой Анны 2-й степени с мечами и бантом; Святого Владимира 4-й степени с мечами и бантом и чин штабс-капитана. Орден Святого Станислава 2-й степени (в 1911 году).
7. Вячеслав Васильевич Паракин.
Командир 5-й роты с 12 апреля 1915 года. В 5-й роте.
Родился 1876 года сентября 15. Православного вероисповедания. Из потомственных дворян Симбирской губернии.
Образование: общее – домашнее; военное – в Казанском военном училище по 2-му разряду.
Нижним чином с 1895 года августа 15.
Подпоручик с 23 марта 1899 года.
Поручик с 23 марта 1903 года.
Штабс-капитан с 23 марта 1907 года.
Капитан с 25 июля 1914 года со старшинством с 23 марта 1910 года.
В настоящую войну в сражениях был, тяжело ранен. Эвакуирован, 3 категория, 3-го стрелкового полка.
Женат. 1 сын 5-ти лет.
Награды: ордена: Святого Станислава 3-й степени (в 1906 году); Святой Анны 3-й степени с мечами и бантом (в 1914 году).
8. Александр Аполлонович Костров.
Начальник учебной команды с 20 декабря 1914 года. В учебной команде.
Родился 1877 года июля 28. Православного вероисповедания. Сын коллежского асессора.
Образование: общее – в Императорском Петроградском университете; военное – в Московском военном училище по 1-му разряду.
Нижним чином с 1901 года августа 29.
Подпоручик с 10 августа 1902 года со старшинством с 13 августа 1901 года.
Поручик с 20 сентября 1906 года со старшинством с 13 августа 1905 года.
Штабс-капитан с 1 ноября 1909 года со старшинством с 13 августа 1909 года.
Капитан с 22 декабря 1914 года со старшинством с 13 августа 1913 года.
В кампаниях не участвовал. Признан годным на нестроевые должности.
Холост.
Награды: орден: Святой Анны 3-й степени (в 1915 году).
Леонид Борисов. В казарме на нарах с Игорем Северяниным — 11 марта 2019
Леонид Борисов.
В казарме на нарах с Игорем Северяниным
Весной 1916 года без малого две недели служил я в армии вместе с известнейшим в то время поэтом Игорем Северяниным, - в списках он значился как Игорь Васильевич Лотарев и пребывание имел, как и я, в шестой роте и, как и я, спал на втором этаже деревянных пар и даже со мною рядом.
Познакомились мы, как поэты, - один уже почтенный, взысканный и изысканный, другой начинающий и по вине войны оторванный от любимого дела. Ночью полушепотом Северянин читал мне свои стихи, я внимательно слушал, а потом читал и я свои вирши, и он слушал невнимательно, нетерпеливо дергаясь всем телом и поводя огромной головой.
Незадолго до того как на врачебной комиссии его освободили «по чистой», то есть уволили вовсе от военной службы (имелась у него могучая протекция, рука - то, что в наше время именуют блатом), на плацу 3-го пехотного запасного полка (на станции Малый Петергоф, в казармах бывшего Каспийского полка) происходили учебные стрельбы из мелкокалиберной винтовки. Рядовой Игорь Лотарев случайно, или так и должно было быть, из пяти выпущенных пуль в цель попал три раза. Дважды пульки легли кучно. Батальонный командир похвалил Лотарева:
- Молодец, солдат!
На что Северянин, он же солдат Лотарев, чуть повернувшись в сторону батальонного командира, небрежно кинул:
- Мерси, господин подполковник!
Батальонный застыл в позе оскорбленного изумления. Кое-кто из солдат, стоявших подле стрелка и его поощрителя, прыснул в кулак, кое-кто побледнел, чуя недоброе за этакий штатский и даже подсудный ответ, когда полагалось гаркнуть: «Рад стараться, ваше высокоблагородие!»
Наконец батальонный разразился отборной бранью и, призвав к себе ротного, взводного и отделенного, назидательно отчеканил:
- Рядового с лошадиной головой, вот этого, впредь именовать по-новому, а именно, как я скажу: Мерси. Понятно? Рядовой Мерси!
Так на весьма короткое время и прозвали Северянина. На поверке взводный после Логинова и Ляхова выкликал:
- Мерси!
- Я! - негромко отзывался Северянин, нимало не обижаясь на то, что ему переменили фамилию. Мне он жаловался:
- Вот как нехорошо, голубчик Борисов! Теперь я уже нескоро напишу стихи, нескоро... Ну не все ли равно батальонному, как я ответил, не правда ли?
- Конечно, - ответил я, - но, знаете ли, дисциплина, ничего не поделаешь...
Игорь Северянин — 11 марта 2019
Леонид Борисов.
В казарме на нарах с Игорем Северяниным
Весной 1916 года без малого две недели служил я в армии вместе с известнейшим в то время поэтом Игорем Северяниным, - в списках он значился как Игорь Васильевич Лотарев и пребывание имел, как и я, в шестой роте и, как и я, спал на втором этаже деревянных пар и даже со мною рядом.
Познакомились мы, как поэты, - один уже почтенный, взысканный и изысканный, другой начинающий и по вине войны оторванный от любимого дела. Ночью полушепотом Северянин читал мне свои стихи, я внимательно слушал, а потом читал и я свои вирши, и он слушал невнимательно, нетерпеливо дергаясь всем телом и поводя огромной головой.
Незадолго до того как на врачебной комиссии его освободили «по чистой», то есть уволили вовсе от военной службы (имелась у него могучая протекция, рука - то, что в наше время именуют блатом), на плацу 3-го пехотного запасного полка (на станции Малый Петергоф, в казармах бывшего Каспийского полка) происходили учебные стрельбы из мелкокалиберной винтовки. Рядовой Игорь Лотарев случайно, или так и должно было быть, из пяти выпущенных пуль в цель попал три раза. Дважды пульки легли кучно. Батальонный командир похвалил Лотарева:
- Молодец, солдат!
На что Северянин, он же солдат Лотарев, чуть повернувшись в сторону батальонного командира, небрежно кинул:
- Мерси, господин подполковник!
Батальонный застыл в позе оскорбленного изумления. Кое-кто из солдат, стоявших подле стрелка и его поощрителя, прыснул в кулак, кое-кто побледнел, чуя недоброе за этакий штатский и даже подсудный ответ, когда полагалось гаркнуть: «Рад стараться, ваше высокоблагородие!»
Наконец батальонный разразился отборной бранью и, призвав к себе ротного, взводного и отделенного, назидательно отчеканил:
- Рядового с лошадиной головой, вот этого, впредь именовать по-новому, а именно, как я скажу: Мерси. Понятно? Рядовой Мерси!
Так на весьма короткое время и прозвали Северянина. На поверке взводный после Логинова и Ляхова выкликал:
- Мерси!
- Я! - негромко отзывался Северянин, нимало не обижаясь на то, что ему переменили фамилию. Мне он жаловался:
- Вот как нехорошо, голубчик Борисов! Теперь я уже нескоро напишу стихи, нескоро... Ну не все ли равно батальонному, как я ответил, не правда ли?
- Конечно, - ответил я, - но, знаете ли, дисциплина, ничего не поделаешь...
Общая — 5 февраля 2019
Коровин В.М., Свиридов В.А. «Народные учителя, мелкие служащие, небогатые торговцы, зажиточные крестьяне получали статус “ваше благородие”»
Особенности восполнения офицерского состава в России в 1914-1917 гг.
// Военно-исторический журнал, 2004, №2, с. 34-39.
- 35 -
В первые месяцы войны были открыты новые краткосрочные военно-учебные заведения по подготовке офицеров военного времени – школы прапорщиков. Первый выпуск офицеров военного времени состоялся 1 декабря 1914 года. К концу 1914 года уже насчитывалось 11 таких школ с 3-4-месячным сроком обучения. Их выпускники не пользовались правами кадровых офицеров, не могли производиться в штаб-офицерские чины и после войны подлежали увольнению в запас. Школы прапорщиков комплектовались лицами с высшим и средним образованием, годными к военной службе, студентами и вообще любыми лицами, имевшими образование хотя бы в объеме уездного или высшего начального училища, а также отличившимися на фронте солдатами и унтер-офицерами {11}.
Всего за время войны была открыта 41 школа прапорщиков {12}. К концу 1917 года действовали: 1, 2, 3, 4-я Петергофские; 1-я и 2-я Ораниенбаумские; 1, 2, 3, 4, 5-я Московские; 1, 2, 3, 4, 5-я Киевские; 1-я и 2-я Казанские; 1, 2, 3-я Саратовские; 1, 2, 3-я Иркутские; 1-я и 2-я Одесские; Оренбургская; Чистопольская; 1, 2, 3, 4-я Тифлисские; Горийская; Душетская; Телавская; Ташкентская; Екатеринодарская казачья и Петроградская инженерная школы. Кроме того, существовали школы прапорщиков ополчения, школы прапорщиков при фронтах и отдельных армиях, при запасных пехотных и артиллерийских бригадах. В мае 1916 года были открыты школы прапорщиков (для подготовки одного выпуска) при 10 кадетских корпусах.
Школы прапорщиков, создававшиеся в каникулярное время в кадетских корпусах, не требовали больших затрат. Это было связано с тем, что, во-первых, для проведения занятий привлекались преподаватели кадетских корпусов, а во-вторых, эти школы имели небольшой штат для подготовки офицеров в военное время, включавший начальника школы – полковника, двух ротных командиров в звании подполковника и пять курсовых офицеров в звании капитана, штабс-капитана. Общее число обучаемых по штату в таких школах составляло 255 человек. Обучаемые, как правило, набирались из унтер-офицеров, ефрейторов, рядовых действующей армии, а также из ополченцев.
Занятия в школах прапорщиков проводились по учебникам «Тактика» Свидзинского, «Тактика артиллерии» Лютера, «Военная администрация» Янушкевича, «Законоведение» Добровольского, «Военная гигиена» Кондратьева, «Фортификация» Яковлева {13}, позволявшим обучаемым получить хорошие теоретические знания в военно-профессиональной области.
Программа учебных занятий в школах подготовки прапорщиков пехоты включала 90 дней, при этом из продолжительности курса исключались 7 дней перерывов между курсами, 13 воскресений, 6 банных дней, в течение которых также проводился медицинский осмотр. Итого оставалось 64 учебных дня. Исходя из 8-часового учебного дня, общее число учебных занятий составляло 512 ч. Из них:
-36-
классные занятия – 140 ч (стрелковое дело – 30, служба связи – 8, артиллерия – 8, тактика – 25, уставы: дисциплинарный, внутренней службы, гарнизонной службы – 12, законоведение – 5, топография – 10, окопное дело – 20, пулеметное дело – 10, гигиена – 2, в распоряжении ротного командира – 10); строевые и полевые занятия – 372 ч (строевое обучение – 98, стрельба из револьвера – 8, шашечные приемы, рубка и удар штыком – 8, стрельба из ружей – 10, полевая служба – 170, съемка – 30, служба связи – 8, окопное дело – 30, инструкторская часть – 10) {14}.
К маю 1917 года было подготовлено 172 358 прапорщиков, в том числе окончивших ускоренные курсы при военных училищах и в Пажеском корпусе – 63 785; проведенных по экзамену при инженерных училищах по программе ускоренного курса – 96; окончивших школы прапорщиков, комплектовавшиеся воспитанниками высших учебных заведений – 7429; окончивших обычные школы прапорщиков – 81 426; произведенных за боевые отличия – 11 494; военнослужащих с высшим и средним образованием, произведенных на фронте и в тылу по представлению строевого командира – 8128{15}.
В целом подготовка в военно-учебных заведениях с ускоренным курсом обучения соответствовала требованиям, предъявляемым к офицерам, однако основной ее слабой стороной являлся недостаточный учет боевого опыта, накопленного в ходе войны. Например, выпускник Елисаветградского кавалерийского училища 1916 года С. Вакар писал: «К сожалению, прекрасное довоенное кавалерийское училище никак не реагировало на текущую войну и продолжало обучать юнкеров как бы по мирному времени, без связи с фронтом, как будто никакой войны вовсе и не было. За все время моего пребывания в училище нас только один раз водили на стрельбище, где каждый из нас выпустил по одной пятипатронной обойме, и это было все наше стрелковое обучение. Один раз нам рассказали про пулеметную стрельбу (без практического выполнения упражнения стрельб). За все время училище не пригласило ни одного боевого офицера с фронта, хотя бы из числа раненых, для доклада нам о событиях на войне и ознакомления с ходом войны. Поэтому я и мои однокашники получили здесь блестящий кавалерийский лоск, отличную посадку на коне, строевое обучение, физическое развитие гимнастикой, фехтованием, приемами с шашкой и пикой и право на офицерский подвиг, но знаний для совершения подвига нам не дали. Этих знаний не имело и само училищное начальство» {16}. Такое положение дел вынуждало некоторых командиров принимать меры по доучиванию прапорщиков, прибывающих с пополнением в войска. Так, генерал-лейтенант Н.Н. Головин, исполняющий в 1915-1916 гг. обязанности начальника штаба 7-й армии Юго-Западного фронта, писал: «Ввиду того, что с тыла присылались прапорщики, очень мало подготовленные, мною была принята следующая мера. Все прибывавшие из тыла прапорщики должны были проходить 6-недельный курс особой тактической школы, учрежденной мною в ближайшем тылу» {17}.
Тем не менее большинство окончивших ускоренные курсы в военно-учебных заведениях гордилось своими офицерскими званиями. Например, писатель М.Н. Герасимов вспоминал, что накануне выпуска из 3-й Московской школы прапорщиков (ноябрь 1916 г.) им уже были выданы офицерские гимнастерки со свежими, для многих такими желанными погонами с одной звездочкой, которая могла стать путеводной звездой – звездой счастья. «Подумать только, большинство из нас – народные учителя, мелкие служащие, небогатые торговцы, зажиточные крестьяне – наравне с избранным меньшинством – дворянами, профессорами и адвокатами (а таких немало у нас в школе) и изнеженными сыновьями банковских тузов, крупных фабрикантов и подобных им – получали статус «ваше благородие». Есть над чем подумать» {18}.
Необходимо заметить, что первые выпуски прапорщиков военного времени дали армии уже к весне 1915 года много превосходных боевых офицеров, поверхностно подготовленных, но храбро дравшихся. Это был цвет русской молодежи, увлеченной патриотическим порывом начала войны. Однако с осени 1915 года качественный уровень офицерского состава стал резко снижаться. Разросшиеся вооруженные силы требовали все большего количества офицеров. Непрерывное формирование новых частей и значительные потери открывали десятки новых вакансий. Пришлось жертвовать качеством. В прапорщики стали подаваться все те, кто пошел в офицеры лишь потому, что иначе все равно предстояло идти в солдаты {19}.
Важным источником для характеристики социального состава офицеров военного времени является доклад генерала А.А. Адлерберга, состоявшего в распоряжении Верховного главнокомандующего, о результатах осмотра запасных батальонов в конце 1915 года. В докладе отмечалось, что большинство прапорщиков состоит из крайне нежелательных для офицерской среды элементов (среди них были чернорабочие, слесари, каменщики, полотеры, буфетчики и т.д.). Вследствие того, что «нижние чины часто, не спросив даже разрешения, отправлялись держать экзамен», имели место факты, когда совершенно негодные нижние чины попадали в прапорщики. В соответствии с резолюцией на этом докладе Николая II: «На это надо обратить серьезное внимание», – военный министр предписал начальнику Главного управления военно-учебными заведениями при приемах в военные училища молодых людей со стороны (т.е. не из кадетских корпусов) обращать внимание на соответствие кандидатов офицерскому званию, нижних же чинов принимать в военные училища при непременном условии представления их к тому начальством {20}.
Большие потери среди офицеров и их восполнение за счет ускоренных выпусков военных училищ и школ прапорщиков привело к тому, что командный
-37-
состав армии стал делиться на две неравные части – кадровых офицеров и офицеров военного времени. К осени 1917 года в пехотных полках офицеры, прошедшие полный курс военного обучения, составляли 4 проц. всего офицерского состава, а 96 проц. были офицерами военного времени. По социальному происхождению 80 проц. из них были выходцами из крестьян, и только 4-5 проц. – из дворян {21}.
Между начальниками и подчиненными стало чувствоваться отчуждение, не наблюдавшееся прежде. Для солдата 1914 года офицеры были старшими членами великой военной семьи, воспитавшего их полка. Отношения между офицерами и солдатами русской армии были проникнуты такой простотой и сердечностью, подобных которым не было ни в одной иностранной армии, да и ни в каких иных слоях русского народа.
Солдаты 1916-1917 гг., слабо подготовленные и не понимающие смысла ведущейся войны, видели в офицерах только господ, приносящих в казармы запасных полков, а оттуда в окопы всю остроту разросшихся в стране социальных противоречий и классовой розни. Стоя в строю литерных рот, а затем и действующих частей, эти люди чувствовали себя не гвардейцами, стрелками, не солдатами старых полков, чьи имена помнила Европа, а землепашцами, ремесленниками, фабричными, для которых военная служба была только несчастным событием в жизни. Остатки кадрового офицерства сохранили доверие солдат. Хуже было с офицерскими кадрами военного времени. Большая часть прапорщиков, случайно надевших офицерские погоны, не сумела надлежащим образом себя поставить. Одни напускали на себя не принятое в русской армии высокомерие и этим отталкивали солдат, другие безвозвратно губили себя панибратством, попытками популярничать. Солдат не чувствовал в них настоящих офицеров {22}.
Слабая морально-психологическая подготовка будущих офицеров в военно-учебных заведениях военного времени (особенно в школах прапорщиков ополчения, школах прапорщиков при фронтах и отдельных армиях, при запасных пехотных и артиллерийских бригадах) приводила к тому, что по инициативе отдельных прапорщиков происходили сдачи в плен целых подразделений. Об этом прямо писал в своем письме военному министру В.А. Сухомлинову начальник штаба Верховного Главнокомандующего Н.Н. Янушкевич: «Там, где перебиты офицеры, начались массовые сдачи в плен, иногда по инициативе прапорщиков, обращающихся к солдатам: “Чего нам дохнуть холодными и голодными, без сапог, артиллерия молчит, а нас бьют, как куропаток. У немцев лучше. Идем”» {23}.
Таким образом, организация ускоренной подготовки офицерских кадров русской армии в период Первой мировой войны не смогла в полной мере обеспечить обучение и воспитание младших офицеров, способных самостоятельно и грамотно действовать на поле боя, умело руководить действиями подчиненных, служить для них примером в исполнении воинского долга, что оказало влияние на ход войны. Кроме того, массовый выпуск офицеров, не получивших полного военного образования, не впитавших лучших традиций русской армии, представляющих различные сословия (в том числе не имевшие ранее доступа к получению офицерского звания), способствовал расколу офицерского корпуса после Февральской и Октябрьской революций 1917 года. Тем не менее опыт ускоренной подготовки офицеров, полученный в условиях Первой мировой войны, должен быть внимательно изучен в наши дни и учтен в программах военно-учебных заведений на военное время.
Примечания:
{11} Иванов Е.Н. Студенты в окопах // Родина. 1993. №8-9. С. 151.
{12} Волков С.В. Русский офицерский корпус. М, 1993. С. 145.
{13} РГВИА. Ф. 165. Оп. 1. Д. 3564. Л. 12.
{14} Там же. Ф. 725. Оп. 49. Д. 277. Л. 23.
{15} Волков С.В. Указ. соч. С. 145-146.
{16} Вакар С.В. Наша генерация, рожденная в конце прошлого столетия // Воен.-истор. журнал. 2000. №2. С. 50-51.
{17} Головин Н.Н. Военные усилия России в мировой войне. М., 2001. С. 371.
{18} Герасимов М.Н. Пробуждение. М., 1965. С. 54.
{19} Керсновский А.А. История русской армии. М., 1994. С. 249.
{20} РГВИА. Ф. 725. Оп. 26. Д. 90. Л. 62.
{21} Кавтарадзе А.Г. Указ. соч. С. 27.
{22} Керсновский А.А. Указ. соч. С. 253.
{23} Красный архив. М., 1922. Т. 2. С. 143-144.
4-я Петергофская школа прапорщиков — 5 февраля 2019
Дата формирования: 02.05.1915 года.
Приказ № 206 от 02.05.1915 года (по главному управлению ГШ): открыть теперь же в Петергофе 4-ю школу при запасной пехотной бригаде на 200 человек.
Приказ № 71 от 08.02.1916 года: 1-ю, 2-ю и 4-ю Петергофские школы подготовки прапорщиков пехоты переформировать, начиная с приема в них 15-го февраля 1916 года в две школы, на 500 человек каждая.
3-я Петергофская школа подготовки прапорщиков пехоты — 5 февраля 2019
Дата формирования: 02.05.1915 года.
Приказ № 205 от 02.05.1915 года: открыть в мае 1915 года в г. Петергофе 3-ю школу при запасной пехотной бригаде на 450 чел.
Приказ № 459 от 27.08.1915 года: увеличить штат обучающихся в 3-й Петергофской школе, начиная с приема 15 августа 1915 года до 600 чел.
Приказ № 162 от 30.03.1916 года: переформировать теперь же 1-ю, 2-ю, 3-ю Петергофские школы подготовки прапорщиков пехоты в школы с 4-месячным курсом для укомплектования их воспитанниками высших учебных заведений..., предоставив начальнику ГШ право установить порядок перехода означенных школ с 3-месячного курса на 4-месячный.
Проект изменения статей: ст. 7 - в некоторые особо для того предназначенные школы могут назначаться без экзамена исключительно воспитанники высших учебных заведений...
«Эталоном организации обучения среди школ подготовки прапорщиков пехоты считалась 3-я Петергофская. Она прекрасно оборудована (вплоть до катка на пруду, освещаемого электричеством), там верное распределение времени (занятий - в классах, - на плацу, - в поле; до половины времени - на тактику)». Инспекционные поездки по военно-учебным заведениям генерал-майора Б.Д. Адамовича. В 1915 – 1916 гг.
Начальники:
де Пеленберг Владимир Константинович.
Родился - 08.04.1870 года.
Биография:
Православный. Общее образование получил в кадетском корпусе.
В службу вступил 01.09.1888 года.
Окончил 1-е военное Павловское училище. Выпущен в 85-й пехотный Выборгский полк. Подпоручик (ст. 10.08.1890 года). Поручик (ст. 01.08.1894 года). Штабс-Капитан (ст. 06.05.1900 года). Капитан (ст. 28.11.1904 года).
Участник русско-японской войны 1904-05 гг.
Подполковник (ст. 19.02.1905 года; за боевые отличия).
В 93-м пехотном Иркутском полку (с 28.06.1908 года).
На 15.05.1913 года в том же чине и полку.
Полковник (пр. 06.05.1914 года; ст. 06.05.1914 года; на вакансию).
Участник мировой войны. На 01.08.1916 года в том же чине и полку.
Начальник 3-й Петергофской школы подготовки прапорщиков пехоты (Приказ № 682 от 18.12.1915 года: ... благодарю начальника 3-й Петергофской школы подготовки прапорщиков пехоты полковника 93-го пехотного Иркутского Его Императорского Высочества Великого Князя Михаила Александровича полка барона де Пеленберга ....)
Награды: ордена: Св. Анны 3-й ст. (1901); Св. Станислава 2-й ст. с мечами (1905).
Источники:
(информация с сайта www.grwar.ru)
Список подполковникам по старшинству. Составлен по 15.05.1913. С-Петербург, 1913.
Список полковникам по старшинству. Составлен по 01.08.1916. Петроград, 1916.
ВП по военному ведомству/Разведчик №1229, 20.05.1914.
2-я Петергофская школа прапорщиков — 4 февраля 2019
Приказ № 71 от 08.02.1916 года: 1-ю, 2-ю и 4-ю Петергофские школы подготовки прапорщиков пехоты переформировать, начиная с приема в них 15-го февраля 1916 года в две школы, на 500 чел. каждая.
Приказ № 162 от 30.03.1916 года: переформировать теперь же 1-ю, 2-ю, 3-ю Петергофские школы подготовки прапорщиков пехоты в школы с 4-месячным курсом для укомплектования их воспитанниками высших учебных заведений..., предоставив начальнику ГШ право установить порядок перехода означенных школ с 3-месячного курса на 4-месячный.
1-я Петергофская школа прапорщиков — 4 февраля 2019
Начальник - генерал-майор Лазаревич Юрий Сергеевич.
Биография:
Православный. Малоросс. Социальное происхождение (положение): «личный дворянин». Образование получил в Полоцкой военной гимназии. В службу вступил 01.09.1880 года. Окончил 2-е военное Константиновское училище. Выпущен подпоручиком (ст. 07.08.1882) в 160-й пехотный Абхазский полк младшим офицером. Поручик (ст. 07.08.1886). С 1891 года по 1896 год состоял младшим офицером и преподавателем фортификации в Казанском пехотном юнкерском училище .
С 1896 года по 1901 год, командовал ротой 4 года 10 мес., в 160-м пехотном Абхазском полку. Штабс-Капитан (ст. 01.08.1893). Литературная деятельность Юрия Сергеевича Лазаревича началась в 1896 году, в журналах «Русский Инвалид» и «Разведчик», статьями по постановке обучения в нашей и иностранных армиях. Статьи эти обратили на себя внимание военного министра генерала Куропаткина, и Лазаревичу была дана возможность совершить несколько продолжительных поездок за границу, для ознакомления на местах с подготовкой важнейших европейских армий. Результатом этих поездок были статьи о французской, германской и австрийской армиях, напечатанные в «Военном сборнике» за 1899-1903 гг. и вышедшие затем отдельными изданиями. Капитан (ст. 06.05.1900). Кроме того, с 1901 года по 1911 год, Юрий Лазаревич вел в журнале «Русский Инвалид» отдел «Иностранные армии», продолжая сотрудничать и по вопросам службы, быта и обучения войск. Юрий Сергеевич Лазаревич известен также как переводчик с французского, германского и английского языков. Из главнейших работ его следует отметить: изд. Императорской военной академии - переводов труда Шлихтинга «Основы современной стратегии и тактики» и изд. В. А. Березовским: Луиджи Барцини, «Мукден»; Модюи, «Пехота, — основы её обучения и воспитания»; Гамильтон, 2-й т. его записок; «Ляоян» — изд. англ. Генерального штаба; Бернгарди, «Современная война», т. II; кроме того, им переведен ряд иностранных уставов и мелких брошюр.
В 1901 году назначен секретарем по литературной части редакции «Русский Инвалид» и «Военный сборник», подполковник (пр. 1904; ст. 26.02.1904; за отличие), а по учреждении в 1906 году комитета по образованию войск – делопроизводителем канцелярии комитета (17.04.1906-13.10.1910). Полковник (пр. 1907; ст. 06.12.1907; за отличие).
С упразднением последнего в 1909 году назначен начальником отделения по образованию войск и изданию уставов в Главном управлении Генерального штаба (ГУГШ) (с 13.10.1910). С 1911 года Юрий Сергеевич Лазаревич принимает близкое участие в редакции журнала «Разведчик». Генерал-майор (пр. 1913; ст. 06.12.1913; за отличие).
На 10.07.1916 года, начальник отделения по образованию войск и служит в Главном управлении Генерального штаба (1910-1916).
На 01.01.1917 года, в том же чине, в должности - заведующий школами ускоренной подготовки офицеров пехоты, с ноября 1916 года, и школой прапорщиков в городе Петергофе под Петроградом.
Участник Белого движения в составе ВСЮР. Состоял в резерве чинов при штабе Главнокомандующего, с 04.12.1919 года - член комиссии по рассмотрению положений о прохождении службы и устройству войск.
В 1920-ых годах продолжил службу в РККА, работал в военно-учебном ведомстве, входил в состав Всеросглавштаба и комиссии по выработке новых программ Военной академии. В 1920-е гг. - преподаватель Азербайджанской объединенной военной школы при Кавказкой Красной Армии.
Чины:
- на 1 января 1909 г. - Военный совет, Комитет по образованию войск - делопроизводитель канцелярии, полковник;
Награды:
- Св. Станислава 2-ой степени (1903);
- Св. Анны 2-ой степени (1906);
- Св. Владимира 4-ой степени (1911);
- Св. Владимира 3-й степени (ВП 06.12.1914);
- Св. Станислава 1-ой степени (ВП 22.03.1915 с 01.01.1915);
- Св. Анны 1-ой степени (ВП 30.06.1916);
- Высочайшее благоволение (ВП 10.04.1916; за отлично-ревностную службу и труды, вызванные обстоятельствами текущей войны).
Источники:
(информация с сайта www.grwar.ru)
Список генералам по старшинству. Составлен по 15.04.1914. Петроград, 1914;
Список генералам по старшинству. Составлен по 10.07.1916. Петроград, 1916;
Волков, С.В. «Энциклопедия Гражданской войны. Белое движение». СПб, 2003. Информацию предоставил Константин Подлесский;
Высочайшие приказы по Военному Ведомству/Правительственный вестник.
ВП по военному ведомству/Разведчик №1259, 16.12.1914;
ВП по военному ведомству/Разведчик №1277, 28.04.1915.
История — 4 февраля 2019
Цвецинский Георгий.
В школе Императора Александра II.
(Военная быль, 1960, № 40, с. 23).
Вот, прошло уже более сорока лет, как я, в то время воспитанник Школы Императора Александра II, находившейся в то время в Новом Петергофе, получил Евангелие, издания Синодальной Типографии, Петроград, 1915 г.
В один весенний солнечный день, когда земля еще была покрыта снегом, воспитанники были собраны в нашем огромном зале. В то время мы все носили на шинелях погоны красного цвета, с золотым вензелем Императора Александра II; среди нас был воспитанником и греческий принц, маленький, черненький мальчик, лет девяти. В зале мы увидели три огромные корзины, сделанные из ветвей коричневого цвета, в которых лежали небольшие Евангелия в разноцветных переплетах.
Нас поставили в строй и, после краткой молитвы, каждому было предложено взять себе одно Евангелие. Я выбрал себе красного цвета, - мой отец, в то время уже Георгиевский кавалер, командовал, в чине полковника, третьим батальоном 102-го пехотного Вятского полка.
Подаренное в тот памятный день Евангелие неизменно хранится у меня. Переплет потемнел, книга немного потрепана и самые листы этой реликвии пожелтели от старости, но, когда придет и мой смертный час, я хочу, чтобы книга эта легла со мной вместе в гроб.
На первой странице Евангелия напечатано стихотворение Великого Князя Константна Константиновича, которое я здесь и привожу полностью:
Пусть эта книга священная,
Спутница вам неизменная,
Будет везде и всегда.
Пусть эта книга спасения
Вам подает утешение
В годы борьбы и труда.
Эти глаголы чудесные,
Как отголоски небесные,
В грустной юдоли земной,
Пусть в ваше сердце вливаются
И небеса сочетаются
С чистою вашей душой.
Вот мое далекое, короткое воспоминание, которое навсегда осталось у меня памяти.
История — 4 февраля 2019
В 1914 году в Петергофе на Разводной ул. по проекту архитектора Л.А. Ильина было возведено здание Военной школы им. Императора Александра II. Здание выстроено в стиле архитектуры петровской эпохи. В школу принимались сыновья георгиевских кавалеров, а также сыновья раненных прапорщиков и унтер-офицеров, состоящие под покровительством Александровского комитета.
Школа открылась в декабре 1914 года, первый набор - 120 мальчиков. Первым (и единственным) начальником школы стал генерал-майор П.Р. Сумельев. Со дня открытия школу взяла под свое покровительство вдовствующая Императрица Мария Фёдоровна.
Школа имела свою электростанцию, баню, мастерские, домовую церковь. В отдельных зданиях находились лазарет, конюшня, каретная, коровник. На территории парка была роща, в ней два пруда для плавания, рядом учебная метеостанция, спортивная площадка.
В боковых флигелях школы находились кабинеты физики, химии, биологии, классные комнаты, столовая, спальни воспитанников, квартиры воспитателей и учителей, душевые. В центральном здании находились кабинет и квартира начальника школы, домовая церковь, медицинский кабинет, кухня и продовольственный склад. В галереях, соединяющих центральное здание с флигелями, были музыкальные классы, гостиные для отдыха, библиотеки, спортивные залы, летом здесь устраивались живые уголки.
Перед центральным зданием до 1918 года на огромном гранитном валуне стоял чугунный бюст Императора Александра II.
К югу от рощи Военной школы и до самой железной дороги простиралось огромное поле, к которому примыкало городское военное стрельбище (учебное поле). Здесь проводились стрельбы и народные гуляния. В 1914 году на поле разместился военный аэродром истребительного отряда авиационной бригады Балтийского флота.
В конце ноября 1917 года Военную школу расформировали, открыв на ее месте детский дом. В нем осталась часть воспитанников, сюда же перевели девочек - солдатских сирот из приюта. Детский дом-интернат некоторое время назывался Александровским, а в 1921 году получил имя Третьего Интернационала. В 1924 году детский дом был расформирован. Здание со службами передали 46-му истребительному отряду авиации Балтийского флота, базирующемуся на аэродроме Учебного поля.
http://www.citywalls.ru/house20541.html
Лейтенант Бородачев В.Г. — 25 января 2016
Мемориальная доска братьям Горкушенко Владимиру и Глебу, погибшим в боях за город Петергоф (г. Петергоф, ул. Братьев Горкушенко, д. 1).
Улица братьев Горкушенко проходит от Эрлеровского бульвара до железнодорожной линии и продолжается дальше до границы Петродворцового района.
Первоначально улица называлась Санинской дорогой, так как вела к деревне Санино, названной так в честь старшего сына императора Николая I великого князя Александра Николаевича.
Свое современное название улица получила 15 мая 1965 г. (Ленинградский городской Совет депутатов трудящихся. Исполнительный комитет. Решение от 15 мая 1965 года № 454. «О наименовании и переименовании проездов в Ленинграде и пригородах»).
Мрамор. 105x70. 1965 год. Портрет на эмали и текст:
«Улица имени братьев/ Владимира и Глеба/ Горкушенко/ 1923-1941 и 1925-1941/ В боях за Петергоф/ школьники-пулеметчики отразили/ несколько вражеских атак/ Тяжело раненые и/ окруженные врагами они под/ непрерывным шквалом огня/ более двух часов сдерживали/ натиск фашистов/ Вечная слава Героям/»
Владимир Григорьевич (1923 - 1941) и Глеб Григорьевич (1925 - 1941) Горкушенко – ученики школы № 415, бойцы комсомольско-молодежного взвода 79-го Истребительного батальона. Отец, Григорий Степанович, был военным летчиком, мать, Анна Петровна, работала в авиамастерских. С первых дней войны ребята ходили рыть траншеи и противотанковые рвы, а потом подали заявления с просьбой зачислить их в истребительный батальон. Так как Глебу Горкушенко было всего 16 лет, зачисление состоялось после разрешения родителей, которых юноша упросил подписать документы.
Утром 22 сентября 1941 года взвод в составе 79-го Истребительного батальона принял неравный бой с фашистами, уже подходившими к Петродворцу. Сражение состоялось на неубранном капустном поле у перекрестка Ропшинского шоссе с железной дорогой на Ломоносов.
В полдень после сильного артиллерийского огня фашисты начали психологическую атаку: шли в полный рост, с засученными рукавами, кричали и поливали все огнем. Владимир принял на себя командование взводом и приказал всем отходить. Сам с братом остался за пулеметной точкой и, подпустив фашистов поближе, открыл шквальный огонь. Немцы стали стрелять из миномета. Одной из мин Володю смертельно ранило, и Глеб перехватил пулемет.
Как рассказал Николай Орлов в своих воспоминаниях, 16-летний парень выпрямился во весь рост и заорал: «Комсомольцы не сдаются, отомщу за брата!» Известно, что лицом к лицу Глеба не победили. Он был застрелен в затылок обошедшим его и подкравшимся сзади немцем.
Уже 23 сентября 1941 года Петродворец был занят фашистами, а освобожден только 19 января 1944 года.
Лейтенант Бородачев В.Г. — 25 января 2016
Мемориальная доска на доме, в котором жил Герой Советского Союза Родионов И.Ф.
Родился 27.06.1906 года в Санкт-Петербурге, в семье рабочего.
Русский. Член КПСС с 1946 года.
Окончил начальную среднюю школу. Был ремонтным рабочим на Октябрьской железной дороге. В Советской Армии в 1928-30 годах и с 1932 года.
Окончил Ленинградское военно-политическое училище в 1935 году, Курсы усовершенствования командного состава в 1938 году.
На фронте в Великую Отечественную войну с 1942 года.
Командир батальона 222-го стрелкового полка (49-я стрелковая дивизия, 33-я армия, 1-й Белорусский фронт) майор Родионов отличился в боях в районе Рудки (юго-западнее г. Пулава, Польша). 14.01.1945 года его батальон прорвал сильно укреплённую оборону противника и затем, стремительно продвигаясь вперед, преследовал врага.
Звание Героя Советского Союза присвоено 27.02.1945 года.
После войны продолжал службу в армии. С 1954 года подполковник Родионов – в запасе. Проживал в г. Петродворец Ленинградского горсовета.
Награжден: орденами: Ленина, Красного Знамени, Отечественной войны 1 ст., Красной Звезды, медалями.
Источник:
Герои Советского Союза М. 1987. Том 2, ч. 1 (М-Р)
Мемориальная доска на доме, в котором жил Герой Советского Союза Родионов И.Ф. (Петергоф, Эрлеровский бульвар, дом 8) открыта 7 мая 1995 года.
Текст: «В этом доме/ с 1959 по 1988 г. жил/ Герой Советского Союза/ Родионов/ Иван Федорович».
Лейтенант Бородачев В.Г. — 25 января 2016
Мемориальная доска, посвященная подвигу лейтенанта Бородачева В.Г.
«22 сентября 1941 года/ в тяжёлом бою на подступах к Петродворцу/ 11 курсантов-пограничников во главе с/ лейтенантом/ Бородачевым/ Виктором Георгиевичем/ (родился в 1915 году)/ отразили наступление фашистской роты,/ уничтожив десятки врагов./ Бесстрашный командир погиб в этом бою».
(Мрамор. 45x88. 1968 год).
В память о герое в Петергофе его именем названа улица. Проходит от Царицынской улицы до Эрлеровского бульвара.На карте Петергофа эта улица появилась в 1836 году, шла вдоль Охотного болота в сторону образовавшейся тогда Александрийской колонии до Михайловской улицы, и называлась Александровской улицей. Своё название получила в честь великого князя Александра Николаевича, старшего сына императора Николая I.
Александр Николаевич (1818 – 1881), великий князь, старший сын императора Николая I, с 1855 года император Александр II. В правлении Александра II было отменено крепостное право, проведены многие реформы (земская, судебная, военная и другие). 1 марта 1881 года император Александр II был убит террористами из организации «Народная воля».
Свое современное название улица получила 15 мая 1965 года, в честь В.Г. Бородачева. В конце 1980-х годов улица была продлена от Михайловской до Эрлеровского бульвара.
Бородачев Виктор Георгиевич (1915 – 1941), лейтенант Красной Армии, родился в Петергофе, учился в Ворошиловском училище, погиб 22 сентября 1941 года при защите города Петергофа.
Ожесточенные бои шли за деревню Порожки, находящуюся на главном направлении удара противника. Деревня несколько раз переходила из рук в руки. Курсанты Петергофского военно-политического училища пограничных войск им. К.Е. Ворошилова стойко отражали натиск врага, не пропустив его в Ораниенбаум. Здесь совершил свой подвиг курсантский взвод под командованием лейтенанта Виктора Бородачева.
Вот как писала об этом в своей книге Вера Фелисова: «22 сентября… я прибыла во взводный окоп лейтенанта Бородачева. То, что я увидела в окопе, заставило меня содрогнуться. Это было как в страшном сне. Большинство курсантов были мертвы или тяжело ранены, был тяжело ранен и Бородачев. Курсанты стояли спина к спине, пятеро стреляли в одну сторону, пятеро в другую. Остановить кровь было невозможно, вода в окопе была красная от крови. Когда в траншею к ногам Бородачева упала немецкая граната, он, будучи тяжело ранен, не сумел выбросить ее из окопа. После взрыва я бросилась к Виктору, он лежал, поддерживая свой живот руками. Рана была ужасная, но он все же превозмогая боль, отстранил меня и сказал: - Ты меня потом, потом перевяжешь. Сначала курсантов... им отбиваться надо... Меня потом... И умер».
Разорвав кольцо окружения, к героям пробилась соседняя рота курсантов. Им навстречу трое последних израненных защитников рубежа подняли, как символ мужества, плащ-палатку с умирающим командиром.
За мужество и героизм курсанты были награждены орденами и медалями. Лейтенант Виктор Бородачев был награжден орденом «Красной Звезды».
Начальники училища — 19 января 2016
Генерал-майор (с 17 ноября 1944 года) в отставке Сергей Степанович Гурьев. Сын крестьянина Ярославской губернии. В первую мировую войну — полтора года окопов на румынском фронте. Личная доблесть, отвага, мужество, гибкий ум, природная смекалка, незаурядные способности к тяжелейшему военному делу. В двадцать лет поручик царской армии. Случай если и не небывалый, то достаточно редкий по тем временам.
Тяжелая контузия, отравление газами и заключение медицинской комиссии: «Вовсе не годен. От военной службы освободить навсегда…»
Таким встретил он революцию. Нужно ли особо говорить, что у него, сполна хлебнувшего военного лиха, инвалида в двадцать лет, настрадавшегося, натерпевшегося и видевшего страдания народа, не было колебаний, с кем идти дальше.
Член партии большевиков с 1918 года. Один из организаторов Советской власти в Лужском уезде. О том, как работал он в те годы, лучше всего говорит сохранившаяся в архивах характеристика: «За время своей службы в Лужском Совдепе тов. Гурьев показал себя энергичным, деятельным и честным работником, кому Совдеп, не задумываясь, поручал трудные и ответственные задачи, всегда быстро и умело им исполнявшиеся. Поэтому Совдеп смело может рекомендовать тов. Гурьева как образцового работника…»
Юденич у стен Петрограда. Гурьев — старший из двадцати лужских большевиков — едет в Гатчину, в распоряжение Комитета Обороны. В двадцать два года — командир батальона. За личную храбрость и самоотверженность, за умелое руководство действиями батальона награжден орденом Красного Знамени.
Тридцать восемь лет прослужил он в органах ВЧК — КГБ. Восемь орденов, девять медалей. Именное оружие генерал-майора в отставке Сергея Степановича Гурьева хранится сейчас в Музее Великой Октябрьской социалистической революции. Немногие удостаиваются такой чести. Но очень многие чекисты прошли вместе с партией, вместе с Родиной подобный путь, путь нелегких испытаний, путь борьбы, путь славы.
История училища и его герои — 12 марта 2015
"Не ради славы". Воспоминания, очерки, рассказы участников Великой Отечественной войны. Том 16.
Сост.: М.И. Боженкова. - СПб.: Творческое объединение "Пальмира", 2005., с 65-71.
Степан Семенец*
Такое не забывается
[…] 05.07.1941 г. я вместе с пятью сослуживцами прибыл в Петродворец в Военно-политическое пограничное училище имени К.Е. Ворошилова. Учиться почти не пришлось: рыли окопы, строили бомбоубежища, инженерные сооружения для обороны Петродворца.
15 августа, после прорыва немцами Лужского рубежа, нас по приказу Ворошилова направили в район Волосова с целью остановить наступавшую группировку противника. Собрали по тревоге, выдали дополнительно гранаты и бутылки с зажигательной смесью, посадили на автомашины. С воздуха нашу колонну прикрывали несколько истребителей. Но у Гатчины завязался воздушный бой, и наши самолеты ушли.
До места назначения мы не доехали. В районе станции Елизаветино нас остановил военный патруль и сообщил, что дальше ехать нельзя, наших частей здесь нет, впереди немцы. Командир батальона капитан Золотарев быстро собрал несколько разведывательных групп. Вскоре ему было доложено о местонахождении противника. Комбат дал команду рыть окопы, строить укрытия и быть готовыми к ведению боя.
Окопы рыли всю ночь. Одежда была вся мокрой от пота. Грунт был настолько плотен, что от саперных лопаток летели искры. Так как тылы отстали, остались мы без пищи.
Примерно в восемь часов утра 16 августа разведчики доложили, что дорога, ведущая в Елизаветино, никем не прикрыта. Туда была направлена восьмая рота. Через два часа командир нашей роты Пименов отдал приказ - к бою! Мы увидели четыре немецких самолета, шедших на низкой высоте прямо на наши позиции. Они сбросили сотни маленьких бомб. Клубы едкого дыма заволокли все вокруг. Казалось, что на наших позициях живого уже ничего нет. Но прошли минуты, послышались крики о помощи и стоны раненых. Через несколько минут появились восемь вражеских танков, за ними шли автоматчики. Полетели снаряды и мины.
Завязался бой. Загорелся первый танк, подбитый курсантами. Остальные машины и немецкая пехота остановились. Усилился об[66]стрел. Через час - новая атака, и она отбита. Огнем из танков противник уничтожил пулеметные точки. С нашей стороны огонь становился все реже. В следующей атаке фашистские танки уже утюжили окопы батальона. Но и эту атаку удалось отбить. Кончался первый день боя.
На наше счастье, началась гроза с сильным проливным дождем. Командир роты приказал забрать убитых и раненых и начать отступление. Немцы в лес не пошли, только вели по нему артиллеристский и минометный огонь. Несколько часов длился привал. Оказали помощь раненым и впервые за двое суток поели из неприкосновенного запаса - по пачке галет и банке консервов на двоих. Все страшно устали, неимоверно давил сильнейший стресс от пережитого в бою. В нем мы потеряли двух командиров взводов и сорок пять курсантов. Боеприпасы кончились, станковые пулеметы были разбиты.
Пошли в сторону Красного Села. Там нас полностью довооружили. Кормили на ходу, выдав каждому буханку хлеба, банку консервов и кусочек колбасы. Электричкой добрались го Гатчины, оттуда марш-броском до деревень Борницы и Большие Колпаны, где наш батальон вел ожесточенный бой.
Во время боя комбат приказал командиру роты скрытно пробраться через лес и ударить с фланга по колонне немцев, двигавшейся от Елизаветино на Гатчину. Что и было успешно выполнено. Часть немцев попыталась вступить в рукопашный бой, но была уничтожена, остальные отступили. С винтовками наперевес гнали курсанты немецких автоматчиков. Мы начали поджигать брошенные противником машины и технику. Горело все, плавился асфальт. Танки, шедшие впереди моторизованной колонны, были уничтожены бойцами других рот.
Поджигая технику, я с курсантами Середняковым и Чернышевым обнаружил, что в легковой машине есть кто-то живой. В открытую дверцу вывалился огромный немец. Осмотрев салон, нашли пистолет и кожаный портфель. Немец был еще жив, его мы потащили на командный пункт, где и сдали. Позже узнали, что при нем оказались важные оперативные документы.
В результате этого боя было сожжено шесть средних танков противника, убито семь офицеров, один генерал, взято в качестве трофеев два пулемета, много автоматов, пистолетов, боеприпасов.
В последующие дни атаки фашистов несколько поутихли. Но с занятием немцами Гатчины наш батальон попал в окружение. Связи не было, боеприпасы кончались. В ротах оставалось по 10-15 человек. Похоронив убитых товарищей, стали выбираться группами. Немцы нас заметили и открыли огонь из пушек и минометов. [67]
…Очнулся я ночью в петродворцовом госпитале, Долго не мог понять, где я нахожусь. Подошедшая вскоре медсестра сказала: "Вы родились во второй раз". Пришел врач, добавил, чтобы я не пробовал вставать. Через три дня меня перевезли в санитарную часть училища. Мои друзья сказали, как выносили меня, контуженного взрывом снаряда.
В начале сентября училище эвакуировали в Ленинград. Санчасть разместили в школе, возле Кировского завода. Ночью во время налета одна из бомб попала в здание. От взрывной волны вылетели все окна и двери. Кто мог двигаться, вышли на улицу, лежащих выносили. Вокруг горели заводские корпуса и жилые дома. Было много убитых и раненых.
Утром мы пешком добрались до другой школы, у Нарвских ворот, потом перешли на улицу Дзержинского, 4. Там нам объявили, что командный состав училища отправляется в Саратов, а курсанты распределяются по другим частям. Я был направлен в 20-ю дивизию НКВД, которая формировалась в Новой Деревне.
Меня назначили командиром пулеметного взвода. Дали четыре пулемета, боеприпасы. Личный состав насчитывал 40 человек, разных по возрасту и национальности. Место дислокации взвода оказалась чаша строившегося до войны стадиона имени Кирова. В ней находились склады с боеприпасами. Нам надлежало обеспечить охрану этого объекта.
В процессе моего знакомства с личным составом оказалось, что бойцы не знают материальной части, а некоторые вообще видят пулемет впервые. Днем и ночью учил их военному делу. Одновременно сооружали укрепления и укрытия. […]
Третьего октября ко мне прибыл представитель штаба полка с приказом оставить охраняемый объект и прибыть в торговый порт в распоряжение командира батальона капитана Буйневича. В порту комбат показал мне два катера и поставил задачу поддержать пулеметным огнем высадку десанта в районе поселка Стрельна и завода "Пишмаш".
Операция началась в четыре часа утра четвертого октября. На одном катере находился я с восемнадцатью бойцами и двумя станковыми пулеметами, на другом мой помощник с таким же количеством солдат и вооружением. При подходе к берегу по нам ударила [68] немецкая артиллерия. Снаряд попал в соседний катер, тот взорвался и затонул вместе с людьми. Тем не менее, десант высадился и захватил плацдарм. Я со своим взводом вел огонь по противнику, отступавшему в район Сосновой поляны и станции Володарская. Немцы окопались вдоль железной дороги Ленинград - Петродворец. В полдень после артподготовки при поддержке нескольких танков они пошли в атаку. Через четыре часа танковым снарядом был уничтожен мой первый пулеметный расчет. Вскоре осколком мины был поврежден и второй пулемет. Патроны кончались, их собирали у убитых. Связь с батальоном прервалась. От пятисот человек десанта в живых осталось только семнадцать.
К вечеру немцы ворвались в расположение наших войск. Со мной было два тяжелораненых бойца, три в строю и поврежденный пулемет. Укрылись в камышах. С наступлением темноты соорудили из четырех бревен плотик и отплыли в сторону порта. В заливе подплыли к подбитому катеру, командир которого посоветовал мне не рисковать и остаться на судне ждать помощь. Вскоре подошел буксир, бросил трос. Немцы нас заметили и открыли огонь. Буксир поставил дымовую завесу, от которой нам стало плохо. Противогазов у нас не было.
Добравшись до порта, я сдал раненых, и мы отправились в расположении дивизии. Доложил начальнику штаба о событиях дня. Тот внимательно выслушал и сказал:
- Ты мне как раз и нужен для выполнения более сложной задачи, чем была. Завтра я дам тебе людей для подготовки нового десанта на Невскую Дубровку. […]
* Степан Семенец. Призван на военную службу в 1938 г. из Харьковской области, которую начал проходить в пограничных войсках в Туркменской ССР. По окончании курса молодого красноармейца и двухнедельных курсов - присвоено воинское звание заместитель политрука, спустя три месяца избран секретарем бюро комсомола погранотряда, членом райкома, еще через месяц - депутатом Ашхабадского областного совета. 05.07.1941 г. вместе с пятью сослуживцами прибыл на обучение в Ново-Петергофское Военно-политическое пограничное училище имени К.Е. Ворошилова.

← Назад

Интернет-проект "Честь имею"/Военный Петергоф. kaspiec.148@mail.ru. 8 (916) 509-01-59