Собор Св. апостолов Петра и Павла

20 февраля 2012 - Администратор
(В.А. Гущин. История Петергофа и его жителей. Книга 3. стр.260 – 266)
В связи с массовой застройкой Петергофа при императоре Николае I его население стало быстро расти, а в летнее время во время присутствия двора и дачников увеличивалось в несколько раз.
Небольшая приходская Крестовоздвиженская церковь на Правленской улице не удовлетворяла потребностей населения и дачников Малой слободы, и 25 февраля 1836 года Николай I подписал указ о строительстве еще одной, более вместительной приходской церкви в Петергофе на месте бывших провиантских магазинов.
  4 марта того же года главноуправляющему дворцовых правлений Захаржевскому поступило следующее распоряжение министра императорского двора Волконского: «Государь император, утвердив препровождаемые у сего план, фасад, разрез и смету постройки в Петербургском форштадте в Петергофе церкви во имя Святых Апостолов Петра и Павла, Высочайше повелеть соизволил:

 

- постройку сей церкви поручить архитектору Константину Тону, с расположением работ на три года;
- на всю постройку ассигновать триста тысяч рублей, отпуская по сто тысяч ежегодно;
- для иконостаса употребить хранящиеся в кладовой Эрмитажа 13—16 образов, писанных в 1816 году для Варшавской Придворной церкви, с тем чтобы Архитектор Тон заказал сверх того еще один образ Святых Апостолов Петра и Павла...» [110].
 

Подготовительные работы к строительству начались сразу же, на торгах ораниенбаумский купец 2-й гильдии Влас Яковлев взял подряд на поставку кирпича, извести, песка, бутовых плит и кладку фундамента, купеческий сын Василий Федулович Громов подрядился поставлять древесные материалы, как это он делал при строительстве готических кавалерских домов и казарм Лейб-гвардии Конно-Гренадерского полка. Подбирался сразу же и штат помощников Константину Тону, среди них оказался и его брат Александр.

 

Академика I степени Александра Ивановича Песке назначили комиссаром на приемку и отпуск материалов.
Для проживания архитектора Тона и его помощников на все время строительства церкви у трубочистного мастера Кастена в доме на Кривой улице сняли квартиру по 800 рублей в год, начиная с 1 мая 1836 года.
Летом 1836 года работы по возведению церкви шли полным ходом, что видно из отчета производителя работ от 17 мая 1837 года начальнику дворцового правления: «В прошлом 1836 году окончилась каменная работа выделанием стен до центра окон, а в нынешнем году начали с 1 мая и по вышесказанное число успели каменщики перемкнуть все окна, поставить кружала для больших и малых арок, заложив пять таковыми, и вывели кругом здание от центра окон на 2 аршина вышиною» [111].
Строительство не обходилось и без происшествий. Так, купец Яковлев известь возил на пароходе по заливу, выгружал ее у пристани Нижнего парка на подводы и доставлял на стройку. 9 мая 1837 года во время бури пароход затонул на отмели рядом с пристанью, и вся известь пропала.
 

По мере продвижения стройки объявлялись торги на проведение следующих по графику работ. Гранитные и плитные работы взялся делать почетный гражданин купец Василий Федорович Чернягин со своим сыном Василием, а штукатурные работы крестьянин Федор Сидоров.

 

Сводки о ходе работ давались в дворцовое правление каждую неделю, в том числе в 1837 году:
— 31 мая: «Каменщики вывели стены под большой карниз, перемкнули малые арки и четыре больших, ставили кружала в малых и большом куполах, тесали кирпич для карниза».
— 17 июля: «Каменщики окончили большой купол, перемкнули два свода под крыльцами, плотники начали тесать брус на малые купола».
— 24 июля: «Каменщики кончили большой свод над подвалом и один свод под крыльцо. Плотники связали малые купола на земле и обрешетили алтарную крышу».
— 7 августа: «Плотники установили малые купола совсем и начали их обрешетать. Кровельщики сделали щитов на один купол».
— 14 августа: «Плотники обшили малые купола и начали делать крышу. Кровельщики изготовили щитов на два купола. Печники делают печь для обжигания алебастра ».
— 28 августа: «Плотники окончили пять глав и обшивали карнизы их. Кровельщики покрыли другой купол. Штукатуры начали обжигать алебастр и тянуть карниз и фриз малого купола».
— 4 сентября: «Плотники окончили крышу совсем и начали делать станок для колоколов. Кровельщики покрыли третью главу и большого купола карниз. Штукатуры вытянули два карниза малых куполов и наличники около окон ».
— 10 октября: «Кровельщики кроют колокольню, большой купол кончен совсем. Кресты установлены и укреплены. Леса около куполов сняты. Плотники кроют временную крышу на зиму, до будущей весны» [111].
Уже в 1837 году для церковной библиотеки подобрали соответствующие книги.
 
С весны 1838 года работы возобновились, основными стали отделочные внутренние работы. У профессора живописи Федора Антоновича Бруни приобрели картину «Моление о чаше» за 10 т. руб., но в ноябре 1838 года император приказал подлинник оставить в Академии художеств, а в петергофскую церковь поместить копию.
 
Художнику Сазонову в январе 1839 года заказали написать для церкви четырех евангелистов за 1500 рублей.
Внутри церковь красиво отделали, иконостас главного алтаря и придел в честь Вознесения Господня заблестели золотом.
8 апреля 1839 года К.А. Тон сообщил дворцовому правлению, что к 29 июня отделка церкви полностью будет закончена, и просил заблаговременно доставить в нее всю необходимую церковную утварь. По инстанции доложили императору, и он назначил торжество освящения на 29 июня.
В том же году Николай I приказал «находящуюся в Ораниенбаумском форштадте приходскую церковь во имя Знамения передать в военное ведомство для Конно-Гренадерского полка, а взамен оной отдать в епархиальное ведомство церковь, устроенную в С.-Петербургском форштадте во имя святых апостолов Петра и Павла»[112].
 
В это время Уланский полк начал перебираться из Стрельни в Петергоф в казармы, возводившиеся рядом с только что освященной церковью, при этом строительство полковой церкви тогда проектом не предусматривалось.
 
Отправлять богослужение священникам Лейб-гвардии Уланского полка разрешено было в 1840 году в Знаменской церкви поочередно со священниками Лейб-гвардии Конно-Гренадерского полка, что вызывало неудобства, а также раздоры между священниками полков.
Только в 1877 году церковь Святых апостолов Петра и Павла стала полковой для Лейб-гвардии Уланского полка.
 
Церковь сразу же стала собирательницей и хранительницей реликвий полка, а также подарков представителей императорской фамилии, осуществлявших над ним шефство. Здесь, в частности, хранились мундиры императоров Николая I, Александра II, Александра III и великого князя Николая Николаевича — старшего, его же украшенная бриллиантами сабля за войну с Турцией 1877-1878 годов.
 
Но полк сначала получил саму церковь для молебствий, без земли около нее, и только 7 июля 1881 года император отдал ему 4 лужка около нее, при этом приказал на двух устроить площадки, а два других засадить деревьями.
 
При переходе церкви Святых апостолов Петра и Павла в военное ведомство за ней закрепилось название Уланского собора.
До революции при соборе работало Общество вспомоществования бедным, которое было учреждено еще в 1871 году.

Из Высочайше утвержденного устава видно, для чего оно было создано: «Общество имеет своей целью оказывать помощь: пособиями, ссудами, обучением и приисканием занятий всем истинно бедным, живущим в г. Петергофе и его окрестностях, сиротам и вообще детям, оставшимся без крова и надзора, хотя и временного, обремененным семейством, больным, увечным, престарелым, вдовам и вообще всем истинно нуждающимся и не имеющим возможности честным трудом съискивать себе пропитание» [113].

 

 
В 1896 году Общество было взято под покровительство императрицы Марии Федоровны. Оно имело свои дома на Кривой и Петровской улицах, о чем еще будет рассказано.
После перехода церкви в ведение Лейб-гвардии Уланского полка службу в ней проводили полковые священники, следовавшие за ним во всех его походах. Так, последним священником и настоятелем церкви был протоиерей Иоанн Васильевич Смоленский, 1848 года рождения, участник Русско-турецкой войны, за которую имел медаль на Георгиевско-Андреевской ленте.
 
Жил он рядом с церковью, снимая квартиру на Ольгинской улице в доме Надежды Федоровны Москвиной...
Церковь Святых апостолов Петра и Павла была снесена в эпоху сталинских репрессий в середине 1930-х годов.
 
 Примечание:
110. ГРИА ф. 486 оп.3 д. 311.
111. ГРИА ф. 486 оп.3 д. 401.
112. Николаевский П. Церковь Лейб–гвардии Конно-Гренадерского полка. СПб.,1903.
113. ГРИА ф. 490 оп.4 д. 613.


Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

← Назад

Интернет-проект "Честь имею"/Военный Петергоф. kaspiec.148@mail.ru. 8 (916) 509-01-59