К 100-летию Великой войны

9 февраля 2012 - Администратор
По данным австро-украинской стороны, наиболее сильно укреплен был восточный сектор обороны высоты 958, обращенный к русской вершине Маковки и к проходу между Маковкой и высотой 1069 (Клева). Именно здесь сами австрийцы атаковали русские позиции 28 марта; отсюда и сами они ожидали русского натиска. Однако на деле вышло иначе, так как первая русская атака на Маковку 16(29) апреля велась не только с востока, но и с севера. Последнее направление считалось наименее доступным по свойствам местности, и потому было слабее всего укреплено.
С русской стороны против Маковки в апреле 1915 года действовали войска правого боевого участка колонны генерала Альфтана. Этим участком командовал генерал-майор Михаил Львович Матвеев, командир 2-й бригады 78-й дивизии. Войска его участка состояли из пехотных 309-го Овручского и 311-го Кременецкого полков. Оборону на русской вершине Маковки и на соседней высоте 1069 с марта месяца держал 311-й Кременецкий полк. Первый штурм Маковки 16 апреля велся силами трех батальонов 309-го Овручского полка, штурм 17-18 апреля - двумя батальонами Овручского полка и одним батальоном 148-го пехотного Каспийского полка; последний успешный штурм 20-21 апреля - одним батальоном Каспийцев и тремя батальонами 147-го Самарского полка. Все перечисленные русские пехотные части перед штурмом Маковки участвовали в тяжелых боях и имели в своих рядах в среднем не более половины штатного состава. К примеру, перед началом штурма 18 апреля 1915 года силы атакующих составляли 1200 штыков Овручского полка и 500 штыков 4-го батальона Каспийского полка, тогда как, по оценке русского командования, со стороны противника в обороне Маковки в тот день участвовало не менее 3000 тысяч человек.
Первая атака на Маковку 309-го пехотного Овручского полка 16(29) апреля 1915 года.
Исполняя приказ о поддержке контратаки колонны Обручева на высоты южнее Козиово, в 00:45 13 апреля 11 рот Овручского полка начали наступление от высоты 998 и к утру заняли восточную часть с. Головецко на участке от мельницы до церкви, к северу от р. Головчанка. Дальнейшее наступление за речку было встречено сильнейшим перекрестным ружейно-пулеметным огнем с высот 910, 1019 и 958. 5 рот Овручцев наступали на Маковку в охват ее с юго-востока, подошли к проволочным заграждениям и начали их разрушать.
«Наша артиллерия около 6 часов утра открыла очень удачный огонь по Макувке, но недостаток снарядов не позволил произвести надлежащую подготовку атаки этой высоты», - докладывал начштаба 78-й дивизии генштаба подполковник Л.К. Соколов.
Становилось ясно, что подготовка атаки Маковки потребует некоторого времени, необходимого для сосредоточения дополнительных сил. В половине 1-го часа ночи на 14 апреля генералу Матвееву было сообщено, что генерал Альфтан передал в его распоряжение из своего резерва 148-й пехотный Каспийский полк в составе трех батальонов, под командованием генштаба полковника В.Н. Колюбакина. К вечеру 14 апреля он должен был сосредоточиться к высоте 998 (Погар) к северу от Маковки. В штабе Матвеева было решено, что Каспийский полк займет позиции на высоте 998 и на восточной вершине самой высоты 958. В результате этого должен был освободиться 309-й Овручский полк силой в 3 ½ батальона, которому и предстояло непосредственно атаковать австрийскую Маковку. Из-за этой пересменки Овручцев и Каспийцев начало атаки Маковки было отложено на еще сутки. В 4 часа дня 14 апреля начальник штаба 78-й дивизии подполковник Соколов по летучей почте отправил Матвееву боевой приказ генерала Альфтана: «Начальник дивизии приказал с наступлением темноты в ночь с 15-го на 16-е апреля атаковать Макувку и овладеть ею во что бы то ни стало. Атака выс. 1019 назначается в ночь с 16-го на 17-е апреля. Перегруппировка должна быть закончена к утру 15-го апреля». В соответствии с этим, в 7 часов 30 минут вечера 14 апреля генерал Матвеев отдал войскам своего участка приказ № 1199, согласно которому 309-й полк должен был «сосредоточившись к высоте 958 (Макувка), овладеть ею в ночь с 15 на 16 апреля».
Непосредственное руководство атакой было возложено на командира Овручского полка, полковника Михаила Александровича Трубникова. Приказ Матвеева не уточнял, откуда именно должен был Овручский полк атаковать Маковку. Поэтому непосредственную диспозицию для взятия Маковки разработал Трубников. Согласно ей, атаку Маковки следовало начать одновременно с трех направлений. 1-й батальон Овручцев должен был атаковать с севера, со стороны р. Головчанка; 3-й батальон - с востока, от русской вершины Маковки; 4-й батальон - в обход с юга, со стороны низины между горами Маковка и Клева (1069). Этот план одновременного штурма тремя колоннами, в случае точного его выполнения, обещал большие преимущества; в случае же несогласованных действий он был чреват тяжкими последствиями.
В течение дня 15 апреля на восточную, русскую вершину Маковки перешли 3-й, 4-й и часть 2-го батальона Овручцев. В землянку на этой вершине переместился и штаб полка; здесь теперь находился командный пункт полковника Трубникова. К вечеру 15 апреля все предназначенные для атаки войска заняли исходные позиции. Температура воздуха в горах в тот день достигала 5 градусов тепла по Реомюру; толщина снежного покрова на горных вершинах достигала ¾ аршина (примерно полметра).
Атака Маковки началась перед рассветом 16(29) апреля, а уже в первые утренние часы 16 (29) апреля в штабе генерала Матвеева стало ясно, что действия атакующих войск не достигли поставленных целей, а их движение остановилось. В 9:30 утра от полковника Трубникова поступила телефонограмма с изложением хода провалившегося штурма. Этот документ заслуживает не пересказа, а полного цитирования:
«В результате предпринятого в ночь на 16 сего апреля Овручским полком наступление на позицию противника на высоте 958 (Макувка), в настоящее время батальоны этого полка занимают следующее положение. Первый батальон, атаковавший противника на северо-восточном скате со стороны высоты 998 и речки Головчанки, под прикрытием огня своих пулеметов переправился вброд через речку, атаковав и заняв несколько рядов окопов, пройдя больше половины подъема на высоту 958, при этом взято 90 человек пленных и два пулемета. Третий батальон, атаковавший позицию на западной вершине высоты 958 с востока и юго-востока, вынужден наступать по открытой местности, большую часть пути прошел для противника незамеченным, но затем вблизи проволочных заграждений стал сильно терпеть потери от пулеметного огня противника, однако он мужественно продвигался вперед, атаковав позицию противника, разрушил большую часть его проволочных заграждений перед своим фронтом, но был отбит.
Возобновление атаки, в виду наступившего рассвета и больших потерь, пришлось отложить до вечера. Батальон вблизи проволочных заграждений окапывается. 4-й батальон, атаковавший противника в охват его правого фланга с юга, был встречен губительным огнем шести штук пулеметов. Три раза он возобновлял свои атаки, но каждый раз был принуждаем к отходу от окопов противника, почти уже взятых. В настоящее время он находится и окапывается в расстоянии ста - двести шагах от окопов противника. Подготовка атаки нашим артиллерийским огнем дала хотя и небольшие, но все же некоторые результаты.
Однако использовать эти результаты не пришлось в силу того, что в ответ на нашу артиллерийскую подготовку противник открыл по нашей позиции и резерву еще более сильный и губительный огонь артиллерии большого калибра. Огнем этим была разрушена большая часть наших окопов, и составам наших батальонов, бывших на Маковке, еще до атаки были нанесены весьма чувствительные потери. Огонь этот был настолько силен, что не представлял никакой возможности, не рискуя потерять три четверти состава рот, двинуть людей в атаку до его прекращения. В виду этого наступление пришлось начать лишь с наступлением полной темноты. Наше движение вперед было очень успешным до тех пор, пока противник опять не открыл огонь своей и горной, и тяжелой артиллерии. В расходе снарядов он не стесняется, и за двенадцать часов ночи и до сего времени громил Маковку без перерыва.
На месте бывшей нашей позиции почти не осталось целого места. Разорвавшимся внутри землянки штаба полка тяжелым снарядом контужены я, штабс-капитан Билецкий, подпоручик Титов и три нижних чина службы связи, кроме того, убито два нижних чина и несколько раненых. Я и контуженые офицеры остались в строю, при исполнении своих обязанностей. С занимающей позицию неприятельской пехотой полк может справиться с успехом даже без подготовки артиллерийским огнем, но нужно подавить огонь тяжелой артиллерии. Только что получено мною сведение о вынужденном опять-таки огнем этой артиллерии отходе с занятых неприятельских позиций первого батальона».
Ситуация выглядела очень мрачно. Атаковавшие со стороны восточной вершины Маковки роты Овручцев понесли тяжелые потери от огня вражеской артиллерии еще на исходных позициях. В разгар атаки на Маковку тяжелой артиллерией противника был накрыт штаб Овручского полка, его офицеры и сам Трубников получили контузии, что не могло не сказаться пагубным образом на управлении штурмующими войсками в бою. Уже в тот первый ночной штурм 16 апреля стало ясно, что атаковать сильно укрепленную гору русским войскам придется при подавляющем превосходстве артиллерии противника. И во всех следующих штурмах наибольшего успеха русские войска добивались именно в темное время суток. Ночь и сумерки были для атакующих ценными союзниками, а солнечный свет - злым врагом. Генерал Матвеев был вынужден прийти к неутешительному выводу о достижениях Овручцев в первый день штурма: «Из доклада Подполковника Максимовича я вижу, что ночная атака была неудачна; проволочные заграждения остались неразрушенными, и ни одна рота не доходила до окопов». Речь здесь шла о действиях 3-го и 4-го батальонов Овручского полка, которым действительно не удалось преодолеть вражеские заграждения.
Наибольшего начального успеха добились роты 1-го батальона Овручцев, действовавшие на северном склоне Маковки. Они смогли взять часть окопов, пленных и пулеметы, но затем последовала энергичная контратака противника при содействии мощного огня артиллерии. 1-й батальон был вынужден отступить обратно на исходные позиции, понеся очень большие потери. Несомненно, здесь сказалось отсутствие связи со штабом полка, изолированное положение батальона и наличие в его тылу речки Головчанка. В 1 час 30 минут дня командир Каспийского полка полковник Колюбакин доложил, что остатки 1-й, 2-й и 3-й рот 1-го батальона Овручцев, общей численностью всего 128 человек, перешли назад на северный берег Головчанки и присоединились к Каспийскому полку. На восточных склонах австрийской Маковки, близ проволоки противника, залегли 11 обескровленных рот Овручского полка; им было приказано окапываться, а с наступлением темноты ставить свои проволочные заграждения.
К вечеру 16 апреля поступили уточненные данные о потерях Овручского полка. Всего за тот день полк потерял убитыми и ранеными 345 человек, контуженными - 30, пропавшими без вести - 15 человек. (В более поздней реляции называлось большее число потерь Овручского полка 16 апреля - 7 офицеров и 565 нижних чинов). Наличный состав полка после этого был таков: в 1-м батальоне 352, во 2-м батальоне 614, в 3-м батальоне 430, в 4-м батальоне 523 штыков. Иными словами, Овручский полк начинал атаку на Маковку, уже имея всего примерно половину штатного состава.
Согласно боевой реляции Овручского полка, 1-й батальон переправлялся через Головчанку и поднимался на крутой и каменистый склон Маковки при содействии огня своих пулеметов, под сильным ружейно-пулеметным огнем противника, хотя и не столь сильным, как на восточном и юго-восточном склонах.  Ротам 1-го батальона удалось занять часть окопов противника, захватить 4 пулемета и более 100 человек пленных. Далее, атакующие роты Овручцев никак не могли дожидаться рассвета для решающего штурма, так как светлое время суток означало для них возобновление убийственного огня артиллерии противника.
Как бы то ни было, первый штурм Маковки, веденный тремя батальонами Овручского полка в ночь на 16(29) апреля, потерпел несомненную и болезненную неудачу; русские потери были велики. Однако командование правого боевого участка колонны Альфтана не собиралось мириться с этим результатом и решило следующей же ночью возобновить атаку Маковки. Генералу Матвееву стало ясно, что для достижения успеха требовалось усилить атакующий Овручский полк за счет резервов, а также сменить непосредственного командира штурмующих войск. Немалая часть ответственности за неудачу штурма 16 апреля лежала на полковнике Трубникове, принявшего рискованное решение направить 1-й батальон в атаку на северный склон из-за Головчанки. К тому же, после полученной контузии в голову и ногу Трубников, хотя и остался в строю, все же был не в состоянии полноценно исполнять свои обязанности, так как испытывал головные боли, не мог громко разговаривать, лично докладывать по телефону и был вынужден лежать. В свете этого распоряжение генерала Матвеева о смене командующего Овручским полком было оправдано вдвойне. Он приказал Трубникову подать рапорт о болезни и сдать командование полком своему заместителю, подполковнику Максимовичу. Ему предстояло возглавить следующий штурм Маковки.
Второй штурм Маковки 17-18 апреля (30 апреля - 1 мая) 1915 года. Взятие и потеря высоты 958 русскими войсками.
В 10 часов 15 минут вечера 16 апреля генерал Альфтан телеграммой отдал войскам правого участка генерала Матвеева боевой приказ ближайшей ночью взять Маковку штурмом. Однако этот приказ был заведомо неисполним, так как по условиям местности было просто невозможно так быстро сосредоточить необходимые для атаки свежие силы. Это делало неизбежным отставание от намеченных сроков наступления. Овручский полк был сильно обескровлен предыдущим штурмом, и потому Альфтан принял решение задействовать в новой атаке высоты 958 не только Овручцев, но и один батальон 148-го пехотного Каспийского полка. Общей руководство атакой было возложено на подполковника Максимовича, принявшего на себя командование Овручским полком.
Страницы: 1 2 3
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

← Назад

Интернет-проект "Честь имею"/Военный Петергоф. kaspiec.148@mail.ru. 8 (916) 509-01-59