К 100-летию Великой войны

9 февраля 2012 - Администратор

 Василий Каширин: Взятие горы Маковка.

В дни 95-летней годовщины боев за гору Маковка в Карпатах 16-21 апреля (29 апреля - 4 мая) 1915 года ИА REGNUM Новости публикует сокращенную версию военно-исторического исследования Василия Каширина (Институт славяноведения РАН, Москва), посвященного этому эпизоду боевых действий в Карпатах в годы Первой мировой войны. Краткая журнальная версия этой работы публикуется в историческом журнале «Родина». Полный же текст монографии В.Б. Каширина с обширным документальным приложением будет напечатан летом 2010 года в издательстве REGNUM, серия Selecta под редакцией М.А. Колерова.
В.Б. Каширин: Взятие горы Маковка: к 95-летнему юбилею победы русских войск на высоте 958 в Лесистых Карпатах 21 апреля (4 мая) 1915 года.
«Да, нам далась победа нелегко. Да, враг был храбр. Тем больше наша слава».
(Константин Симонов).
Гора Маковка (высота 958 на австрийской карте 1914 года ) находится на территории нынешнего Сколевского района Львовской области, в той части горной полосы Карпат, где сходятся Восточные Бескиды и Лесистые Карпаты (условной границей между ними считается, по одной версии, долина р. Стрый, а по другой - долина р. Опор).
Борьба в непосредственной близости от Маковки началась уже в конце января по старому стилю. 27 января Головецкий отряд (по названию села Головецко) колонны Альфтана (275-й пехотный Лебедянский полк) оставил высоты 1019 и 1014 и отошел к высотам 998 и 909, расположенным северо-восточнее этого населенного пункта. 1 февраля русская разведка выяснила, что неприятель уже занял селения Головецко, Цу-Головецко и высоту 1014. Войска колонны Альфтана в то время занимали расположенные восточнее высоты 1069 и 958 (т.е. Маковку). Однако, как обнаружилось вскоре, обладание Маковкой русским войска с того самого времени пришло делить с противником. Дело было вот в чем: сама гора Маковка состоит из трех вершин - северо-западной, центральной и восточной. Отступив от села Головецко, русские войска сохранили за собой восточную вершину Маковки. Однако природа, в том числе и военная, не терпит пустоты - средняя и северо-западная вершины были сразу же, то есть в последних числах января старого стиля, заняты австрийцами. Собственно, горой Маковкой была как раз средняя, самая высокая вершина, отмеченная на австрийской карте 1914 года как высота 958. Однако этой общей отметкой на карте были обозначены все три верха г. Маковка. Как следствие, в документах русского командования высота 958 (Маковка) значилась одновременно как занятая и нашими частями, и противником. Отсюда и возникали довольно странные, на первый взгляд, фразы в оперативных документах - о том, к примеру, что части противника с высоты 958 (Маковка) атакуют русские позиции на горе высоте 958 (Маковка). Разумеется, действовавшие на месте русские войск отлично понимали, что к чему.
Итак, линия фронта с первых чисел февраля старого стиля пролегала непосредственно через саму Маковку. «На высоте 958 велась небольшая перестрелка, ничего не изменившая», - записано в журнале военных действий 78-й дивизии от 2 февраля. Три следующие недели обе стороны не предпринимали здесь никаких активных действий, ограничиваясь ружейно-пулеметной перестрелкой, иногда - артиллерийским огнем. В последние дни февраля 1915 года, в разгар особенно ожесточенных атак германцев на высоты близ Козювки, русское командование решило оказать содействие войскам Обручева путем наступления колонны Альфтана. Для этого и была произведена первая русская атака на Маковку.
В журнале штаба 78-й дивизии записано под 25 февраля: «Для овладения высотой Макувка две роты Лебедянцев взяты с высоты 998 и направлены на деревню Грабовец и далее на правый фланг противника, расположенного на Макувке. Третья рота будет прикрывать со стороны деревни Головецко. Артиллерийская подготовка началась своевременно; с высоты 1069 производится демонстративный огонь».
Атака Маковки началась утром 26 февраля, но вскоре захлебнулась, так как атакующие роты Лебедянцев в глубоких сугробах и под перекрестным пулеметным огнем не могли продвигаться к окопам противника. Все в том же журнале военных действий читаем: «Обходящие роты правого фланга Макувки попали под пулеметный огонь противника с высоты 1014; движение не приостановлено, но значительно замедлено благодаря также глубокому снегу. Исходное положение для наступления занято. Задержка произошла благодаря снежным заносам, мешающим передвижению частей и устройству связи. Наступление на Макувку пришлось остановить до сумерек, так как роты, подошедшие на 600-800 шагов, попали под перекрестный огонь пулеметов с высоты 1014 и Макувки и несут чувствительные потери». Еще одна атака была предпринята Лебедянским полком днем 28 февраля, однако она также закончилась неудачно. Утром 1 марта попытки взять Маковку были прекращены: «Под прикрытием разведывающих частей роты Лебедянского полка в 6 ч. утра отошли на прежние позиции».
Итак, первая попытка русских взять Маковку не удалась. Имевшиеся в тот момент у русского командования силы оказались явно недостаточными для этого, противник уже успел утвердиться на высоте 958; к тому же, атаковать укрепленную гору по пояс в снегу было заведомо неудачной затеей. Да и острой оперативной необходимости в завладении всей Маковкой тогда не было. Атака Лебедянского полка 26-28 февраля стала всего лишь пробой сил, своего рода репетицией большого апрельского штурма, потребовавшего значительно больших сил и стоившего огромных потерь, но и завершившегося победой.
После пробной русской атаки противник продолжал неустанно укреплять свои позиции на Маковке. О появлении у неприятеля на высоте 958 новых окопов и проволочных заграждений русские разведчики докладывали 4, 6, 20 марта. Между русскими и австрийцами на Маковке происходили ружейно-пулеметные перестрелки, порою довольно сильные; однако атаковать ни одна из сторон не пыталась вплоть до последней декады марта. В ночь с 9 на 10 марта Лебедянский полк был сменен 311-м пехотным Кременецким полком 78-й дивизии, который с этого времени и составлял гарнизон высот 958 и 1069.
27, 28 и 29 марта сводная австро-венгерская пехотная бригада при мощной поддержке артиллерии повела несколько упорных атак на Маковку и высоту 1069 (Клева), которые оборонял 311-й пехотный Кременецкий полк. В тех боях австрийцы поломали себе зубы о доблестных Кременцов. Командир 311-го полка генштаба полковник Л.Т. Думброва в подробной реляции писал: «Потери австрийцев в течение 3-х дневного боя на высотах 958 (Макувка) и 1069 должны быть весьма значительными, ввиду того, что им приходилось вести атаку по крутым, частью обледенелым, частью занесенным глубоким снегом скатам и оврагам. По показаниям пленных, в атаке выс. 958 и 1069 и прохода из Грабовца в Тухлу принимала сводная австрийская бригада в составе трех полков (16-го гонведного, 35-го ландверного и смешанного из маршевых батальонов различных полков), силою около 8 батальонов усиленного состава. По тем же показаниям, части, атаковавшие Макувку (выс. 958) потеряли около 1000 человек убитыми и ранеными, причем, только за время атаки Макувки 27 марта, по показаниям пленного, захваченного колонной Генерала Обручева (телефонограмма Начальника Штаба Колонны Полковника Фалеева от 31-го марта за № 994), австрийцы потеряли более 700 чел. убитыми и ранеными. В общем, австрийцы на обеих высотах (1069 и 958) и в проходе между ними на Грабовец, надо полагать, потеряли убитыми и ранеными около 1500 человек.
Потери Кременецкого полка в тех боях составили в офицерах - 1 убитым; в нижних чинах - 48 убитыми, 213 ранеными, 38 пропавшими без вести.
Австрийская атака на русскую Маковку захлебнулась в крови, однако натиск врага на главном направлении - на Козювку - не ослабевал. Генерал граф Ботмер хотел любой ценой не дать русским войскам закрепиться на новых позициях и стремился оттеснить их дальше к северу, в дикий лесной горный массив, где организованное сопротивление было практически невозможно. Это вынудило бы корпус Бринкена отступить из Карпат и тем самым позволить Южной армии вырваться на Галицийскую равнину, на оперативный простор.
Русское командование вновь пришло к выводу о необходимости усиления своих войск на Стрыйском направлении. 5 апреля 1915 года здесь была сформирована новая русская 11-я армия, для чего было взято управление прежней 11-й (Осадной) армии, освободившееся после падения Перемышля. Новую 11-ю армию образовали выделенные из состава 9-й армии XVIII и XXII армейский корпуса; командующим армией был назначен генерал от инфантерии  Д.Г. Щербачев.
После перегруппировки сил и накопления резервов германская Южная армия возобновила свой натиск на позиции XXII корпуса. 11(24) апреля, спустя две недели после взятия хребта Звинин, вражеские войска добились нового, еще более важного успеха. В этот день части восточно-прусской 1-й пехотной дивизии - 1-й батальон 1-го гренадерского полка и 3-й батальон 41-го пехотного полка - при мощной поддержке артиллерии и при содействии австро-венгерских частей корпуса Гофмана взяли штурмом гору Острый (высота 1026) и соседнюю высоту 910. Положение русских войск на Стрыйском направлении резко ухудшилось. Фактически, весь центральный участок обороны XXII корпуса оказался взломан противником, который вплотную приблизился к окончательному завладению Козювкой и установлению контроля над шоссе в долине р. Орява. Это вынудило бы корпус генерала Бринкена к отступлению по всему фронту. Кроме того, падение хребта Звинин, горы Острый и высоты 910 имело важное психологическое значение, поскольку эти географические пункты уже стали символами стойкости русских войск в Карпатах.
Исходя их этого, командование XXII армейского корпуса решило любой ценой добиваться возвращения утраченных важных позиций. 12(25) апреля генерал Бринкен отдал приказ войскам левого фланга участка генерала Обручева перейти в атаку для восстановления положения у Козиово. Для усиления атакующего отряда Обручеву был возвращен забранный у него несколькими днями ранее 260-й Брацлавский пехотный полк. И одновременно правому флангу колонны генерала Альфтана было приказано, для оказания содействия колонне Обручева под Козювкой, перейти в наступление и овладеть селом Головецко и высотой 1019 (Плишка). Здесь первым препятствием перед атакующими войсками Альфтана была как раз высота 958 (Маковка), расположенная непосредственно к востоку от Головецко и к северо-востоку от высоты 1019.
В тот момент гора Маковка представляла собой выдвинутый опорный пункт на правом фланге австро-германских сил, действовавших против Козиово на участке генерала Обручева. Взятие Маковки и расположенной к юго-западу от нее горы Плишка позволили бы существенно облегчить русским войскам колонны Обручева задачу по возвращению высоты 1026 (Острый) и сдерживанию дальнейшего натиска противника вдоль шоссе в долине р. Орява. Таким образом, тактическое значение горы Маковка было достаточно велико, однако нет ни малейших оснований переоценивать его. Иными словами, не следует называть высоту 958 ключом всех позиций германской Южной армии.
Прямая и непосредственная цель русского контрнаступления на участках Обручева и Альфтана была весьма ограниченной, хотя и труднодостижимой - вернуть утраченные позиции. Впрочем, в тот же день 12 апреля Бринкен докладывал в штабы 8-й и 9-й армий: «Отражение корпусом бесчисленных атак у Козиово все же является лишь паллиативом, необходим решительный переход в наступление возможно скорее в Вышковском направлении для того, чтобы вырвать инициативу из рук противника». Однако при наличных силах и средствах о завладении инициативой на фронте XXII корпуса оставалось лишь мечтать.
Расположение и силы сторон перед началом русской атаки на Маковку.
В апреле 1915 года гора Маковка находилась в полосе 130-й пехотной бригады 55-й пехотной дивизии Корпуса Гофмана. Командиром 130-й бригады весной 1915 года был полковник (генерал-майор с 20 мая) Йозеф Витошинский фон Добравола (Josef Witoszynski von Dobrawola, 1858-1931 гг.). Австрийскими войсками, действовавшими в районе Маковки, командовал подполковник Альтман. Непосредственный гарнизон высоты Маковка на протяжении двух с половиной месяцев, вплоть до самого момента первого взятия горы русскими 18 апреля (1 мая), составлял сводный батальон ландштурма гауптмана (капитана) Дрозда, принадлежавший к 130-й бригаде. Этот батальон не имел номера и назывался по имени своего командира – «Ландштурменный батальон гауптмана Дрозда» (Landsturmbataillon Hauptmann Drozd).
Именно батальон Дрозда занимал центральную вершину высоты 958. Как потом из опросов пленных установила русская разведка, батальон Дрозда состоял из 7 маршевых рот пехотных полков 14-го, 22-го, 24-го, 33-го и 35-го ландверных, 9-го и 51-го имперских.
Линия фронта в районе Маковке пролегала следующим образом. Австрийцы контролировали село Головецко на обоих берегах Головчанки. Основная их оборонительная позиция шла по северным склонам высоты 1019 (Плишка), пересекала ущелье Цу-Головецко и вновь поднималась на высоту 958 (Маковка). На ее северо-западной и центральной вершинах находилось несколько рядов австрийских окопов; затем линия расположения австрийцев поворачивала на юго-восток и спускалась в ущелье между Маковкой и высотой 1069 (Клева), в документах оно также называлось проходом между селами Грабовец и Тухла. Далее австрийцы занимали южные и юго-западные склоны высоты 1069, основная часть и главная вершина которой прочно удерживалась русскими войсками (Кременецким полком). В свою очередь, основная позиция русских пролегала по высоте 998 (Погар) к северу от Головчанки и затем шла по восточной вершине Маковки, по горе 1069 (Клева) и далее на восток до железной дороги в долине Опора.
Что представляла собой оборонительная позиция австрийцев на Маковке? Эта гора сама по себе являлась достаточно серьезным естественным препятствием. Русские документы отмечали, что северный и восточный склоны Маковки, по которым нашим войскам приходилось идти в атаку, были весьма круты и безлесны, тогда как обращенные к тылам противника южный и западный склоны - более пологи и покрыты лесом, что сильно облегчало австрийцам доставку на гору подкреплений и ведение контратак. Гораздо большее значение имели искусственные препятствия. Перед началом русской атаки эта высота в течение двух с половиной месяцев непрерывно находилась под контролем австро-венгерских войск, и они не потратили эти недели впустую. Высота была укреплена несколькими рядами окопов, проволочными заграждениями, волчьими ямами, заложенными в землю фугасами (их действие оказалось особенно губительным) и различными изощренными техническими средствами, включая даже огнеметы (о чем будет сказано ниже).
Маковка была обнесена линией проволочного заграждения, натянутого в три ряда между вековыми соснами на склонах горы. В некоторых местах такие препятствия были сооружены одно за другим в два, а то и в четыре ряда. Проволокой также были опутаны поваленные деревья. Фактически, на направлении будущей атаки русских была создана густая засека, усиленная колючей проволокой. Резать и валить эти заграждения русским воинам пришлось много часов подряд, под убийственным огнем противника. В реляции командующего Овручским полком укрепление австрийцев на главной вершине Маковки несколько раз подряд называется не иначе, как «редут». Очевидно, здесь русским войскам довелось штурмовать настоящее укрепление сомкнутого типа с земляным валом или высоким бруствером. Все это и стало одной из главных причин того, что взятие горы русскими потребовало больших потерь и многодневного штурма.
Страницы: 1 2 3
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

← Назад

Интернет-проект "Честь имею"/Военный Петергоф. kaspiec.148@mail.ru. 8 (916) 509-01-59