148-й пехотный Каспийский полк

7 февраля 2012 - Администратор
Старшинство - 6.11.1811 г.
Полковой
праздник - 22 декабря.
1. Организация.
6.11.1811 г. - из двух рот Углицкого пехотного, трех Московского, двух Архангелогородского и одной Казанского гарнизонных полков сформирован Одесский пехотный полк.
28.01.1833 г. - присоединены 1-й и 3-й батальоны 38-го егерского полка.
21.03.1834 г. - из 1-го, 2-го батальонов Одесского полка и 1-го батальона 38-го Егерского полка формирован 4-й действующий батальон полка. Полк приведен в состав 6-ти батальонов (5-й и 6-й - резервные) и назван Одесским егерским полком.
22.06.1833 г. - 4-му батальону пожалованы знаки отличия (для уравнения с остальными батальонами полка).
01.05.1834 г. - 4-му батальону пожаловано Знамя.
17.04.1856 г. - Одесский пехотный полк.
23.08.1856 г. - 4-й действующий батальон переименован в 48-й резервный батальон Одесского пехотного полка и отчислен в состав 4-й резервной дивизии, а 5-6-й батальоны частью расформированы на пополнение оставшихся батальонов, а частью уволены в бессрочный отпуск.
13.10.1863 г. - из 48-го резервного батальона и бессрочноотпускных 5-го и 6-го батальонов Одесского пехотного полка сформирован Каспийский пехотный полк в составе трех батальонов.
25.03.1864 г. -  полк назван 148-м пехотным Каспийским полком.
01.05.1879 г. - полк переформирован в четырехбатальонный состав.
2. Боевые походы.
1904-05 гг. - русско-японская война,
1914-18 гг. - Первая Мировая война.
3. Командиры полка.
11.11.1863 - 08.3.1866 гг.
полковник Меньшев Евгений Михайлович
08.3.1866 - 30.10.1872 гг.
полковник Богацевич Максим Пантелеймонович
30.10.1872 - 1879 гг.
полковник Тилло Алексей Андреевич
15.08.1879 - ?
полковник Войнов Федор Моисеевич
22.11.1893 - 31.10.1899 гг.
полковник граф Адлерберг Александр Александрович
1899 - ?
полковник фон Таубе Федор Федорович
09.07.1903 - 31.01.1906 гг.
полковник фон Фрейман Эдуард Рудольфович
03.10.1904 (вр.) - 10.03.1912 гг.
полковник Кордюков Павел Алексеевич
10.03.1912 - 31.12.1914 гг.
полковник Шильдбах Константин Константинович
08.3.1914 - 04.11.1914 гг.
полковник Искрицкий Евгений Андреевич
1915 - 17.12.1915 гг.
генерал-майор Колюбакин Владимир Николаевич
01.10.1915 - после 1.01.1916 гг.
полковник фон Нерике Александр Карлович
 
полковник Солодягин Николай Александрович
11.11.1917 - 1918 гг.
полковник Гиттис Владимир Михайлович (выборный)
4. Знаки отличия.
1. Георгиевское Знамя с надписью: "В воздаяние отличных подвигов, оказанных в сражении 1814 года Января 17-го дня при Бриен-ла-Шато и 20-го при селении Ла-Ротьер».
2. Георгиевское Знамя с надписью: «За особые отличия при Четати 25-го Декабря 1853 года, на реке Черной 4-го Августа 1855 года и за Севастополь 1854 -1855 г.".
3. Поход за военное отличие. Пожалован 13.04.1813 г. Одесскому полку за отличия в Оте-чественной войне 1812 г.
4. Знаки на головные уборы с надписями:
в 1-м, 2-м, 4-м батальонах: "За отличие в 1812, 1813 и 1814 гг. и в войну с Японией в 1904 и 1905 гг."
в 3-м батальоне: "За отличие в 1812, 1813 и 1814 гг. и на р. Шахэ 29, 30 Сентября и 1 Октября 1904 года".
Отличия за русско-японскую войну пожалованы 6.01.1907 г.
5. Церковь полка во имя Святой Великомученицы Анастасии.
Новая каменная церковь для 148-го пехотного Каспийского полка была торжественно заложена 30 Июня 1901 г. в присутствии Императора Николая II.
5 Июня 1903г. новопостроенный храм был торжественно освящен в его же присутствии. Закладку и освящение церкви совершил протопресвитер Военного духовенства Александр Желобовский. Церковь Св. вмч. Анастасии была первым воинским храмом, построенным по типовому проекту военного инженера Фёдора Михайловича Вержбицкого.
Вмещает 900 человек. Ризницею и утварью снабжена очень хорошо. Достойны внимания: 1) образ Спасителя - благословение Их Величеств при уходе полка в поход в 1904 году в Манчжурию и 2) икона Божией Матери - благословение полку Государыни Императрицы Марии Феодоровны; обе иконы в серебряных ризах. Посвящена церковь памяти Св. Великомученицы Анастасии (22 декабря) в ознаменование рождения Ее Высочества княжны Анастасии Николаевны. По штату при церкви положен: один священник, для которого имеется казенная квартира о 7 комнатах.
Рядом с храмом в 1911г. была сооружена часовня, в которой был погребен прах бывшего командира Каспийского полка генерал-лейтенанта барона Фёдора Фёдоровича Таубе (разрушена в 1930-е годы).
Церковь была закрыта в 1924г. и переоборудована под клуб, а её купол и колокольня ра-зобраны.
Настоятели:
Фамилия, имя, отчество
Время служения в церкви
Нелюбов Александр, священник
1900 - 1905 гг.
Образцов Павел Васильевич, священник
1905 - 1919 гг.
Малаховский Виктор Космич, священник
1920 - весна 1924 гг.
Председатели приходского совета:
Солодягин Николай Александрович
полковник, командир  148-го пехотного Каспийского полка
1918 - 1919 гг.
( 28/29 апреля 1931года -
расстрелян)
Сухопарова Елена Кузьминична
 
     ?   - 1924 гг.
 
 
Комментарии (14)
Tamara # 31 октября 2014 в 16:11 0
Вы не знаете, не находился ли 148-й пехотный Каспийский полк в декабре 1916 г. на Юго-Западном фронте, вблизи города Тарнополь?
Администратор # 1 ноября 2014 в 18:12 0
Вблизи города Тарнополь полк находился летом 1916 года. А осенью-зимой 1916-го - на левом участке ЮЗФ, в районе Доуга Риша.
Инга # 30 декабря 2014 в 01:40 0
Одним из крестных моей дальней родственницы был "Ротный Командир Каспиийскаго полка 11-й роты Г-н Кружский". Не встречалась ли Вам эта фамилия? Интересует имя и отчество этого человека.
Администратор # 30 декабря 2014 в 10:39 0
Есть такой офицер, только не Кружский, а Крутский Павел Егорович.
Из унтер-офицеров полка. 22.04.1864 года - прапорщик.
В 1869 году числится в списках полка штабс-капитаном, командующим 11-й линейной ротой, а также в списках 1870 и 1872 года.
21.05.1874 года переведен в 3-й пеший батальон Забайкальского казачьего войска сотником.
(kaspiec.148@mail.ru)
Саша # 6 апреля 2015 в 19:15 0
Недавно в районе г.Луцк, Волынская обл., Украина был обнаружен личный знак (увольнительный жетон)-№162, 4 рота 148 полк. Не подскажете принимал ли участие в боях ПМВ Каспийский полк в данном районе? Заранее благодарю.
Администратор # 7 апреля 2015 в 19:48 0
Здравствуйте! Ближайшие к Луцку, известные мне населенные пункты - Люблин и Тернополь.
http://chest-imeu.com/temy/148-i-pehotnyi-kaspiiskii-polk/r-abasaliev-istorija-148-pehotnogo-kaspiiskogo-polka/pervaja-mirovaja-voina.html
Нил # 16 декабря 2015 в 13:53 0
Добрый день! Подскажите, кому принадлежал личный знак №11 нестроевой роты 148 Каспийского полка? По штатам нестроевых нижних чинов пехотного полка РИА №11 был у младшего фельдшера. Так ли это?
Администратор # 2 апреля 2016 в 12:14 0
Очень понравилась статья.
Сергей Федосеев.
Личные знаки русской армии.
Споры о времени появления в русской армии специальных идентификационных знаков для военнослужащих, позволявших определять личность погибшего или тяжелораненого солдата, ведутся уже давно. Версии, высказываемые в некоторых публикациях, обычно ничем документально не подтверждаются.
Многие авторы используют данные о том, что в «Истории лейб-гвардии егерского полка за 100 лет. 1796-1896 гг.», написанной офицерами полка и изданной в Санкт-Петербурге в 1896 году, впервые упоминаются «смертные жетоны». Сообщается, что в 1877 году, когда полк готовился к отправке в Болгарию (русско-турецкая война 1877-1978 гг.), все солдаты и офицеры получили металлические жетоны со шнурком для ношения на шее. На жетонах выбивались литеры с названием полка, номером батальона, роты и личным номером военнослужащего. Делалось это для опознания убитых и раненых. К сожалению, это, скорее всего, просто красивая легенда. Во всяком случае, в вышеупомянутой книге мне не удалось найти никаких упоминаний об этом факте.
Первым документом, реально подтверждающим появление специальных знаков для нижних чинов русской армии, стал проект устава внутренней службы, утвержденный Николаем II в сентябре 1902 года. Приказом по военному ведомству в этом же месяце проект был направлен в войска для испытаний, при этом отменялись ранее действовавшие уставы внутренней службы в пехоте и кавалерии. Всем войскам предписывалось в повседневной жизни руководствоваться положениями этого проекта до официального утверждения нового устава.
Проект устава был подготовлен особой комиссией из представителей всех родов войск и содержал немало новых понятий и терминов, ранее отсутствовавших в русской армии. Прежде всего, необходимо отметить, что для всех нижних чинов в этот период были введены личные номера, устанавливаемые для каждой роты (эскадрона и батареи) особо и присваиваемые нижнему чину на все время его службы в этих частях. При переводах нижних чинов из одной роты в другую, номер в предыдущем месте службы освобождался, а там, куда он переводился, назначался один из свободных номеров. При прикомандировании сохранялся номер роты, где нижний чин числится.
Одним из важных результатов введения личных номеров для нижних чинов стало изменение системы клеймения казенных и личных вещей. До этого, наряду с официально установленными клеймами на всех вещах и амуниции делались надписи с фамилиями владельцев. Имя и фамилия надписывались самим нижним чином, часто неразборчиво и выцветающими чернилами. Теперь же, вместо фамилии, краской проставлялся личный номер. Такое клеймо на обмундировании и снаряжении было также предназначено для определения в военное время личности убитого или тяжелораненого солдата.
Появление личных номеров позволило урегулировать порядок увольнений нижних чинов. Для этого были введены специальные «увольнительные знаки».
«Увольнительный знак» представлял собой металлическую пластину произвольной формы. Размеры для знака предлагались от 1 до 1,5 вершка (от 4,4 до 6,6 см). На знаке обозначались (выбивались) буквами и цифрами: номер роты (эскадрона) или название команды, номер и название части и личный номер нижнего чина, которому принадлежит знак.
В проекте устава 1902 года в разделе «Увольнение нижних чинов со двора и в отпуск» говорилось: «Нижние чины, увольняемые на одни сутки и больше, считаются в отпуску и получают отпускные билеты. При увольнении менее, нежели на сутки, считаются уволенными со двора и получают: уволенные до переклички – увольнительный знак, уволенные до позднего времени – увольнительную записку.
В каждой роте (эскадроне, батарее) имелось столько увольнительных знаков, сколько нижних чинов числилось по списку части. Все увольнительные знаки хранились в специальных ящиках или шкафчиках, ключи от которых находились у дежурного по роте (эскадрону, батарее).
Нижние чины, перед тем, как покинуть территорию части, являлись к дежурному по роте (эскадрону, батарее), который осматривал по форме и опрятно ли они одеты и выдавал им увольнительные знаки или увольнительные записки.
Возвращаясь обратно, нижние чины сдавали свои увольнительные знаки или увольнительные записки дежурному, который отмечал в специальной книге время прибытия уволенных и, если была такая необходимость, делал другие отметки.
Казенная прислуга, одиночные нижние чины, отправленные в командировку или посылаемые со служебным заданием, а также вольноопределяющиеся, живущие на частных квартирах, увольнительные знаки имели при себе постоянно.
При увольнении команд, увольнительный знак выдавался только начальнику команды. Если же команда отправлялась на продолжительное время (на несколько дней), то начальник команды получал увольнительные знаки на всех нижних чинов команды.
Несмотря на то, что форма увольнительного знака предлагалась произвольная, в Приложении 10 проекта устава были опубликованы два рисунка знака. Один восьмиугольный, а второй круглый. Здесь же давались образцы расшифровки надписей.
В дальнейшем в частях, в основном, использовались знаки предложенной формы, хотя и преобладали круглые. Однако, отдельные командиры давали полет фантазии и в итоге появлялись знаки, порой напоминавшие своей формой и качеством изготовления нагрудные жетоны, а также полковые знаки. Кстати, нередко, такие внешне красивые увольнительные знаки носились военнослужащими на груди, наряду с остальной символикой.
В июне 1909 года на основе проекта 1902 года был Высочайше утвержден новый устав внутренней службы. За шесть лет испытаний в войсках проект 1902 года был переработан и дополнен. Прежде всего, необходимо отметить, что название «увольнительный знак» было заменено словосочетанием «личный знак». Как было написано в «объяснительной записке к уставу», это было сделано в связи с тем, что «название «личный знак» более отвечает его назначению – служить удостоверением личности нижнего чина, а не только удостоверением увольнения его со двора». Отныне «личный знак» становился своеобразным военным билетом (солдатской военной книжкой), при этом выполняя и первоначальную функцию – увольнительного атрибута.
Кстати, учитывая опыт прошедших лет, соответствующая статья устава была дополнена специальным примечанием о том, что «отбирать личные знаки, а равно увольнительные записки, у нижних чинов, замеченных в каких-либо неисправностях, запрещается». Сделано это было в связи с тем, что после изъятия у нижнего чина знака или записки невозможно установить его личность, а также проверить - уволен он или находится в самовольной отлучке.
Описание знака осталось прежним, лишь в тексте слово «увольнительный» было заменено на «личный». Однако, устав 1909 года, видимо был недостаточно проработан и, по прошествии всего 8-ми месяцев, в марте 1910 года был утвержден окончательный вариант устава, который уже со всеми дополнениями просуществовал до конца Российской Империи.
Здесь необходимо упомянуть о следующем: несмотря на укоренившуюся точку зрения, что «личные знаки» нижних чинов русской армии использовались во время 1-й Мировой войны в качестве «смертных жетонов», реальных подтверждений этой версии пока не найдено. Я имею ввиду конкретный приказ или инструкцию по использованию «личного знака» в качестве инструмента для опознания раненных и убитых. Однако если учитывать, что при увольнении нижних чинов командами на длительное время, личные знаки начальник команды получал на всех отправленных командированных, можно предположить, что на боевых позициях солдаты при себе имели такие знаки. И, если для определения личности убитого или тяжелораненого солдата использовались клейма на обмундировании и амуниции, как было установлено правилами, то находка личного знака на теле солдата лишь дополняла имеющиеся сведения. Вполне возможно, что командиры отдельных частей давали указания своим подчиненным носить личные знаки на передовой при себе постоянно. Но это не было системой, установленной для всей русской армии.
Вероятно, учитывая опыт немецкой, австрийской и других армий, где «смертные жетоны» доказали свою необходимость и полезность, на третий год войны и в русской армии все же было принято решение об использовании для опознания убитых и тяжело раненных специальных опознавательных знаков. В январе 1917 года, на закате Российской Империи Николаем II был подписан указ о введении особых шейных знаков для опознания убитых и раненых и для отметки Георгиевских наград нижних чинов. Знак представлял собой медальон, состоявший из двух половинок, в который вкладывалась пергаментная бумага с данными нижнего чина. Сюда необходимо было мелким почерком записать звание, имя, фамилию, год и место рождения, год призыва, сословие, вероисповедание, номер роты, эскадрона или сотни, номер и название полка, батареи, дивизиона или артиллерийской бригады, год призыва, да еще и имеющиеся награды.
В приказе по военному ведомству разъяснялось, что знак должен изготавливаться из жести и носится под мундирной одеждой на шнурке или тесемке. За образец знака, практически без отличий, был взят «смертный медальон» австрийской армии. Но, в действующую армию было отправлено лишь небольшое количество таких медальонов. Ситуация в стране кардинально поменялась и Императорская Россия прекратила свое существование. А это уже другая история.
http://www.pugoviza.ru/files3/ps_class.shtml
Алексей # 5 апреля 2016 в 11:24 0
Здравствуйте хотел узнать где стоит искать списки нижних чинов служивших в 148 полку и участвовавших в русско-японской войне? из каких губерний шел набор в полк в этот период? могли мой прадед из олонецкой губернии (село Пидьма ныне подпорожский район лен. обл.)служить в этом полку?
Администратор # 6 апреля 2016 в 09:27 0
Здравствуйте, Алексей!
Мог. Например: Ряд. Бульмин Василий (холост), Олонецкой губернии, Каргопольского уезда - убит 22.02.1905 г. Людзятунь
(Приложение к № 245 «Русского инвалида», 1905 г. Список № 100, нижних чинов убитых в делах с японцами).
Из Новгородской, Псковской, Лифляндской, Могилевской, Плоцкой, Черниговской, Санкт-Петербургской и т.д.
В основном из Псковской и Новгородской.
В газете "Русский инвалид" 1904-1906 годов публиковались списки убитых, без вести пропавших и раненых.
Можно посмотреть и среди награжденных.
Можно поискать и "Олонецкие губернские ведомости".
Это самые перспективные пути.
А правильно было бы понять, где в настоящее время находится архив уездного воинского начальника и сохранился ли он?
Михаил # 11 октября 2016 в 14:17 0
Мой прадед Солодягин Николай Александрович был командиром 148 Каспийского пехотного полка. А есть ли сведения где он родился?
Администратор # 14 октября 2016 в 17:16 0
Здравствуйте, Михаил! Только то, что он уроженец Санкт-Петербургской губернии.
Напишите мне на kaspiec.148@mail.ru
Давно ищу его фотографию для школьного музея.
С уважением, Валерий.
татьяна # 11 февраля 2017 в 22:07 0
Здравствуйте. Мой дед Климов Владимир Викторович был призван в 148-й полк по мобилизации в июле 1914. Пробыл на фронте до марта 1917. Затем по болезни был эвакуирован в Ярославль. Может быть, у вас есть какая-то о нем информация?
Марианна # 30 апреля 2017 в 14:27 0
Здравствуйте.Помогите разобраться, пожалуйста. В интернете нашла фото, где запечатлен Николай II и ВК Ольга и Татьяна с офицерами 148-го пехотного Каспийского полка. Я почти уверена, что узнала на этом фото своего дальнего родственника, Туманова Георгия Николаевича (http://www.belrussia.ru/page-id-1538.html). Данных, подтверждающих его отношение у 148 Пехотному Каспийскому полку я не нашла. Буду Вам признательна за любую информацию о Туманове Г.Н. Пишите мне на vasilkovskaja@mail.ru

← Назад

Интернет-проект "Честь имею"/Военный Петергоф. kaspiec.148@mail.ru. 8 (916) 509-01-59